Вам будет интересно
Наши новости

«Концертник»: Зачем «Старгороду» виниловая пластинка? Интервью с М. Кокориным

14 декабря 2017 2018 просмотров
«Старгород» научился выживать в эпоху капитализма, став визитной карточкой Пензенской области и проехав пол-мира с концертами, и востребованы ли народные инструменты среди нынешних детей? Об этом редактор авторских программ телеканала «Экспресс» Павел Прохоренков в рамках проекта «Концертник» (16+) побеседовал с руководителем «Старгорода» Михаилом Кокориным.

" data-title="«Концертник»: Зачем «Старгороду» виниловая пластинка? Интервью с М. Кокориным — Пенза-пресс, рунет за день">

Как пензенский ансамбль «Старгород» научился выживать в эпоху капитализма, став визитной карточкой Пензенской области и проехав пол-мира с концертами, и востребованы ли народные инструменты среди нынешних детей? Об этом редактор авторских программ телеканала «Экспресс» Павел Прохоренков в рамках проекта «Концертник» (16+) побеседовал с руководителем «Старгорода» Михаилом Кокориным.

— Наверное, наш регион с гастролями уже весь объездили? Концерт в каком уголке Пензенской области запомнился больше всего?

— Мы проехали много, конечно, за эти почти 20 лет. Даже по несколько раз в некоторых районах были. Все концерты — значимы для нас, надеюсь, и для публики тоже. Но, покорив определенные вершины, мы идем дальше, впереди — другие проекты. В свое время рядом со мной был мудрый человек, к сожалению, его сейчас нет с нами… Он всегда все записывал, любое путешествие, что в район Пензенской области, что в Африку. Наш мозг, хоть и живет воспоминаниями, но бывает так, что это все забывается.

Если вспомнить ближайшие концерты, на которые мы выезжали, — очень понравилось, как Кузнецк, Колышлей нас принимали. В сердобской школе искусств очень хорошо приняли — там дети с открытым ртом нас слушали. Вообще этот заезд по районам именно сейчас — не случайный, мы ездим в рамках нашего проекта с пластинкой, который мы презентовали в ККЗ «Пенза» с благотворительным концертом. И сейчас рискнули предположить, что по нам соскучились именно в Пензенской области, потому что несколько лет мы плотно не ездили, только по особым приглашениям.

— То есть вы поехали с презентацией проекта целенаправленно. А концерты-разнорядки еще существуют?

— Мы так не работаем. Наш администратор сам, я лично звоним, определяем по телефону, хотят или не хотят люди нас видеть и слышать. В основном, конечно, хотят, что радует. Поэтому мы договариваемся об афише, билетах, чтобы и проезд обосновать, и, что греха таить, денег заработать. Договариваемся, приезжаем, работаем на концертах. Все замечательно, все довольны.

— Вы автономны?

— В данном случае, получается, да, хотя «Старгород» является штатной единицей центра русской хоровой вокальной культуры, как и муниципальный духовой оркестр. Но с точки зрения именно передвижения — да, автономны. Работаем со своими билетами, договариваемся сами, не через кого-то.

- То есть научились жить при капитализме?

— Я думаю, правильнее будет сказать, что мы научились жить в России, слава Богу.

— Тем не менее, у вас немало гастролей и по другим странам. Перечисли, где вы побывали.

— Это страны Европы: Германия, Франция, Италия, Венгрия, Австрия, Чехия. А также Китай, ближнее зарубежье — Беларусь и Казахстан, дальнее — Турция, Египет, когда это еще можно было. Есть не коммерческие, а фестивально-конкурсные проекты. В данном случае Египет — это выезд на международный фестиваль «Калинка», который организован совместно с московской фестивальной компанией «Мир искусств» и мэрией египетского города.

— Как вы попали туда?

— Случайно. Нас просто пригласили принять участие, сказали, что мы очень хорошо вписываемся в этот фестиваль, но поставили условие — мы должны были сыграть «Калинку» (0+). Тогда в нашем репертуаре этого произведения не было. Мы приехали в отель, сели вечером, взяли домры, балалайки, баян и прямо там собрали «Калинку», до сих пор она у нас в репертуаре есть, играем на всех концертах.

— А мог ли ты представить 20 лет назад, что со временем «Старгород» станет визитной карточкой Пензенской области, города Пензы?

— Конечно, никто ни о чем не думал. Думали сделать что-то свое. Когда я приехал сюда в 1999 году после окончания консерватории и аспирантуры, наверное, был в тот момент такой период в развитии народного исполнительства у нас в Пензе, что не было практически ничего в этом кластере. Меня позвал Петр Михайлович Лощинин помогать. Был жив Вадим Попов, тогда я к нему ездил. Я даже впервые поднял оркестр «Пенза» до такого уровня, что мы ездили в Самару на международный конкурс и там выступали, получили диплом. Тогда казалось, что все сдвинулось с мертвой точки. Но были свои нюансы.

— Почему решил уйти в «Старгород», а не коллектив поднимать?

— Это все шло параллельно. Я занимался «Старгородом», и мне предложили еще поднять оркестр. Я сказал: «Давайте попробуем». Но те условия, которые я предлагал, не все принимали, поэтому на тот момент это было невозможно. Сейчас, слава Богу, есть руководитель Эдуард Петунин, который занимается оркестром всецело и которому дают возможность его развивать.

— Говорят, что все творческие люди — мягкие и ранимые. Ты — жесткий руководитель?

— Говорят, да. Я сам о себе не могу сказать. Но иногда высказываются, что да.

— Честно говоря, в последнее время я тебя больше воспринимаю не как музыканта, а как продюсера. Давай перечислим основные твои проекты.

— Самое основное — кавер-фестиваль «Битломания» (12+), Высоцкого (12+) — он продолжается и будет 25 января в филармонии. «Киношлягер» (12+), «Окуджава» (12+), ежегодные кавер-фестивали в честь Дня России и Дня города. Недавно буквально была «Битва гармонистов» (0+) — это тоже серьезный проект. Приезжал Геннадий Калмыков с Орла, самый первый дипломированный гармонист России, заслуженный артист РФ. Он обозначил, что в Пензе начался фестиваль всероссийского масштаба.

— А «Битва гармонистов» где-то подсмотрена?

— Сама афиша — это наша фишка. Что касается «Битвы гармонистов» как франшизы, то ее не существует, но, на самом деле, они проходят в любом регионе: в Татарстане, Удмуртии, Москве. У нас, начиная уже с фойе, был настоящий праздник. Все было перенасыщено русской гармонью, и не только русской. Приехали и татары, и чуваши, и мордва, хоть мы и делали только для Пензенской области.

Есть у нас еще «Старгород-фестиваль» (0+), который живет и здравствует. Хороших друзей, замечательных музыкантов сюда привозим — и квартет «Терем», и Алексея Архиповского, Гену Калмыкова, Александра Цыганкова, Ирину Шведову. Еще мы проводим конкурс ансамблей народных инструментов «Россия молодая» (0+), единственный в своем роде. У нас прошло два конкурса, они безвозрастные — от детских коллективов до профессиональных.

— А есть желающие поучаствовать?

— Нет, мы просто делаем вирусную рассылку и потом начинаем пожинать плоды.

— А как ты стал продюсером?

— Просто почувствовал, что это нужно. Мы проводили много концертов как организаторы. Я считаю, что это часть промо и огромное подспорье для развития радиостанции, и для рекламодателей в том числе. Все взаимосвязано. И так все совпало очень хорошо, общие интересы, мой азарт. Я видел, что Высоцкого вообще не было в проектах в таком объеме. Мы научили группы играть Высоцкого, думать о нем. Тот же Дима Букин, может быть, и пел, но сейчас он понял, что ему нужен коллектив, это нас радует. Мишу Рудакова мы привели на первый фестиваль, он сейчас замечательный исполнитель. Мне приятно, что на наших делах вырастают новые и новые люди.

— А если бы не было тебя, то как ты думаешь, что вообще было бы с пензенской музыкой?

—  Я думаю, что все равно на месте бы не стояло все. Просто человек, в данном случае — я, оказался в нужном месте в нужное время.

— Почему я часто вижу тебя с Верой Александровной Фейгиной, на всех мероприятиях, в том числе — не связанных с музыкой?

— Я считаю, что Вера Александровна — очень талантливый человек, мы творчески общаемся много и часто. Она как начальник управления культуры курирует наш центр, знает нашу работу. Смею надеяться, что ей интересно то, что делаю я и мои ребята в «Старгороде». Слава Богу, она нас поддерживает и дает работать.

— А ты ощущаешь ренессанс детских эстетических образовательных учреждений в Пензе?

— Обязательно. Если ты посмотришь тенденцию развития этого направления в России, то оно всеобщее. То есть и «Синяя птица» (0+), и «Щелкунчик» (0+), и так далее. Мы видим, что, оказывается, у нас талантливых детей — огромное количество, и в наших музыкальных школах, школах искусств очень много ребят учатся.

— А почему СМИ заинтересовались конкурсами среди детей? Они рейтинги дают, деньги?

— Прежде всего, это умилительно и зрелищно. Я, к сожалению, в силу занятости нечасто смотрю телевизор, больше через интернет узнаю новости. Поэтому шоу типа детского «Голоса» (0+), «Синей птицы» (0+) могу посмотреть только в записи. Думаю, эти проекты интересны и с точки зрения заработка денег, но хочется верить, что все они направлены на развитие культуры в России, учат тому, чтобы родители видели это и находили творческий потенциал в своих детях, шли с ними в школы. В каждой есть уникальные педагоги, я лично знаю многих. Мою шестилетнюю дочку сейчас учат игре на фортепиано. Она приходит домой с новыми знаниями, и я считаю, что тот педагог, который ее учит, талантлив. И таких у нас много.

— Почему в 21 веке, во время iTunes и айфонов, вы решили выпустить пластинку?

— Недавно был на концерте ДДТ. Продаются антологии песен на дисках, и тут — винил. Limited edition, всего тысяча экземпляров. Купил, подошел с пластинкой к музыкантам, попросил подписать. И они сами с восторгом смотрят на нее, ощущают, что это произведение искусства. У нас, конечно, не такая крутая пластинка, как у ДДТ. Но для меня произведение искусства — то, что там записано, музыка очень разнообразная и интересная, как нам кажется. Также это исторический момент для меня лично. CD-диски — они пластиковые, и звук на них такой же. А когда ставишь пластинку на проигрыватель, особенно — на хороший, и слушаешь, то ощущаешь, что живешь не зря, что ты что-то делаешь. Недавно мне подарили на 45 лет пластинку Deep Purple 1972 года — моего ровесника. Тоже «Первопресс» подарил, мне было очень приятно.

— Как домра поживает?

— Этот инструмент становится уже признанным во всем мире: и в Америке, и в Европе знают его, существуют оркестры народных инструментов, в том числе — и домровых. Конечно, это неоценимая заслуга нашего большого друга Александра Андреевича Цыганкова, который пропагандирует, занимается этим благородным делом и пишет много музыки для этого инструмента. Это бескорыстный человек, очень добрый, даже, я бы сказал, слегка наивный, — такой бессеребренник. Я вырос на нем.

— То есть опять можно говорить о роли личности в истории? А если бы не было Цыганкова, что тогда было бы с музыкой?

— Вот касаемо Цыганкова — да. Не было бы Цыганкова, Рожкова, Нечипоренко — балалайка и домра где-нибудь затухли бы.

— Действительно ли народная музыка возрождается или все-таки это видимость?

— Да, однозначно возрождается. В трех, как мне кажется, позициях, если мы говорим только про инструментальную музыку — это баян, домра, балалайка. Первое направление — классическое, академическое, потому что для нее пишут даже классические композиторы сейчас. Второе — эстрадное направление: появляются электронные домры, они звучат в различных проектах, у того же Шевчука. Тяжелый рок даже играют на домрах. И третье, традиционное направление — это народная музыка, она никуда не девается. Все развивается.

— Востребованность народных инструментов у нынешних детей есть?

— Я бы сказал, есть такое волнообразное движение — то рост интереса, то спад. Думаю, это связано с социумом, с экономико-политической ситуацией в России, даже с рождаемостью и так далее. Это мне так кажется. В последние пять лет на домру идут целенаправленно в школы, два года назад мы собрали детский коллектив — оркестр «Домра». Я являюсь его руководителем. Эти ребята учатся во всех музыкальных школах Пензы, их порядка 30 человек, и они хотят и дальше развиваться как музыканты. Дети не уходят из оркестра, приходят новые. Я не скажу, что это модно, но они сами — тренд. Такого оркестра чисто домристов больше нет.

— Столько всяких мероприятий на твоих плечах, что, наверное, глупо будет спрашивать о творческих планах на 2018 год…

— На самом деле все просто. 2018 год начинается, и мы 25 января делаем Высоцкого. Если все получится, мы в 10-х числах января хотели бы с оркестром домры доехать до Нижегородской области и там поучаствовать в конкурсе. Также мы хотели бы выпустить три альбома с каждым из солистов: это Анатолий Николаев, Екатерина Бородина и Татьяна Стаильская. Скорее всего, это будут CD-диски. Еще у нас в планах — маленький юбилей нашего города, 355 лет Пензе, где мы тоже будем участвовать и делать проекты, кавер-фестивали, праздники. По весне мы хотели бы съездить в Европу — Чехию, Венгрию и Австрию — с концертами в российских центрах.

Фотография: Фото Александра Ивлиева, Александра Толкачева

Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle