print_r(EVAL)
Class: None | Type: Unknow | Function: eval
File: /var/www/www-root/data/www/penza-press.ru/functions/func.common.php(147) : eval()'d code line 37
Array
(
    [temp] => -1
    [weatherType] => ясно
    [image] => https://yastatic.net/weather/i/icons/blueye/24/skc_d.png
)
Погода
ясно
-1 оС
9:28
28.10.2020г.
Рустем Булатов (Lumen): Все эти стояния на площадях закончились ничем

Рустем Булатов (Lumen): Все эти стояния на площадях закончились ничем

13 апреля Lumen сыграет в Пензе концерт (12+) в рамках поддержки нового альбома «Хроника бешеных дней» (12+). Перед выступлением вокалист группы Рустем Булатов поговорил с шеф-редактором ИА «Пенза-Пресс» Александром Поляковым о протесте, центре России и о том, почему бессмысленно выходить на площадь.

– У вашего нового альбома «Хроника бешеных дней» ощутимый антивоенный заряд. Почему вам было важно высказаться на этот счет?

– На планете происходят военные конфликты, это перманентное состояние человечества. Если посмотреть на историю и попытаться из всего этого невероятного по продолжительности периода вычленить моменты, когда никто массово не истреблял друг друга, то полстолетия не наберется. В XXI веке это ненормально. Все философские учения и религии говорят, что убивать друг друга плохо, но все продолжают этим заниматься. Я вижу в этом какое-то невероятное лицемерие. 

И второй момент: я чувствую милитаризацию в нашем обществе. Это настроение, что мы очень крутые и можем всем навалять, мне не нравится. То, что мы крутые и можем – замечательно, но давайте не будем об этом слишком много думать, потому что от таких мыслей действительно может возникнуть желание кому-нибудь навалять.

– Вас часто называют протестной группой. Что для вас значит протест?

– Для меня протест – это некий собирательный образ инакомыслия. Есть люди, которые по многим вопросам имеют альтернативные точки зрения, и вот вся эта палитра альтернативных точек зрения, все это инакомыслие принято называть протестом. В этом смысле, да – многие из тех мыслей, которые мы отражаем в своем творчестве, большинству, скорее, непонятны, и нас можно назвать протестной группой. Хотя даже если мы и протестуем, то против тех вещей, которые не нравятся большинству, и в этом смысле нас бы многие поддержали. Вопрос только в том, что решение этих проблем все видят по-разному.

– В 2010 году вы говорили в интервью, что не видите смысла выходить на площадь. Ваше мнение изменилось?

– 2010 и 2011 год – это большая волна протестов, но к чему она привела? К посадке некоторых лидеров этих протестных движений, к уголовным делам против ребят, которые вышли на Болотную площадь и попали в замес. И все. Эти стояния на площадях закончились ничем. Я не люблю бить себя в грудь и кричать: «Я прав», но так получилось, что смысла во всем этом было немного.

По поводу того, что происходит сейчас: это всегда очень полезно для общества в том смысле, что появляется определенная часть людей, которая заражается скептицизмом по отношению к нашей действительности и начинает по-другому оценивать происходящее в стране: критически подходить к средствам массовой информации, пытаться раскопать правду. Любая протестная волна высеивает из нашего общества сознательных граждан, которые составляют активную часть гражданского общества, все еще зарождающегося у нас.

С другой стороны, эти протестные дела еще и отрезвляют очень многих людей, настроенных радикально – тех, кто думает, что нужно устроить еще одну революцию (как будто их было мало в нашей стране). Эти люди впервые видят ОМОН за работой, впервые понимают масштабы происходящего, понимают настроения людей, которые собираются в большую группу, и видят, что все не так, как им грезилось в романтических фантазиях.

Я не могу сказать, что все бессмысленно. Очень приятно, что не всем все равно на то, что происходит в стране; что кто-то за свои идеи готов поперек всему выйти на площадь. В этом есть определенный смысл. Но если говорить о тех протестах, что начались с выходом всем известного фильма, в связи с 26 марта, я не верю, что они приведут к какому-нибудь значительному результату. Эта волна благополучно схлынет, как и в 2011 году. Это моя точка зрения, не более того.

– Вы по-прежнему живете в Уфе и не переезжаете в Москву. Что для вас важно в родном городе?

– Нужно сказать, что Москва – не единственная альтернатива, куда можно переехать из Уфы.

– Еще Санкт-Петербург.

– И не только. Есть много замечательных городов, которые нам как группе, много путешествующей, удобнее: Екатеринбург, Нижний Новгород, Новосибирск, который близок к центру России. Середина страны вообще ближе к Байкалу, недалеко от Иркутска. В этом смысле вариантов много – на Москве свет клином не сошелся. Нам корни помогают оставаться собой, помогают жить. Они нас в прямом смысле питают, а не только держат. Домой реально очень приятно возвращаться. Когда ты выезжаешь на машине от уфимского аэропорта или железнодорожного вокзала, внутри все трепещет от того, что ты вернулся домой. Нигде, ни в каком другом городе, я себя не заставлю почувствовать это.

Источник фотографии: фото Олега Машина
Читайте также:
14 пензенских ветеранов получили единовременные выплаты
09:25
В Пензенской области коронавирус унес жизнь еще одной женщины
09:18
Новости СМИ2

Эксклюзив

×
Телеканал Экспресс
Радио Экспресс