За виновника ДТП ущерб заплатил пострадавший

24 марта в 09:01 6118 просмотров

Суд принял парадоксальное решение.

«При поступлении в приемное отделение ГБУЗ ГКСМП им. Захарьина у участника ДТП Пяточкина С. А. были обнаружены признаки алкогольного опьянения, в связи с чем был произведен отбор крови для проведения химико-токсикологического исследования на содержание алкоголя. В крови, взятой у Пяточкина С. А. в 15 часов 45 минут, обнаружено этилового алкоголя 2,2 промилле…»

При концентрации алкоголя в крови человека от 1,5 до 2,5 промилле степень алкогольного опьянения называется средней. Она характеризуется нарушением работоспособности центральной нервной системы, мозга (неадекватное поведение, несвязная речь, потеря контроля над собой и т. п.). Такое состояние часто завершается сном. Иногда при пробуждении наблюдается амнезия, снижение работоспособности и сильная интоксикация организма.

***

Показания Юлии К. из приговора Пензенского районного суда…

31 августа 2014 года она ехала из села Березовка Колышлейского района в Пензу.

«…Сидела на переднем пассажирском сидении, была пристегнута ремнем безопасности. Пяточкин С. А., управляя автомобилем, был сильно пьян. В ее присутствии он выпил бутылку коньяка и пил домашнее вино. Она просила Пяточкина ехать медленнее, когда она по дороге посмотрела на спидометр, скорость автомобиля была 140 км/ч. Из-за страха от большой скорости она разложила сидение, ехала лежа…»

***

Из показаний свидетеля Сергея К.

«31 августа он совместно со своей супругой и со своим сыном приехали в <Пензу> из <Саратова>, привезли сына с вещами на учебу в ПГУ. Приехали в Пензу примерно около 9 часов утра. Примерно в 13.00 совместно с женой поехали домой. Он управлял автомашиной, супруга находилась на переднем пассажирском сиденье. Они были пристегнуты ремнями безопасности. Ближний свет фар был включен. Двигались со скоростью 80−90 км/ч. Погода была хорошая, видимость дороги — более 100 метров.

Ехали по автодороге «Пенза-Колышлей-Сердобск-Беково» по направлению в Сердобск. Впереди в попутном направлении автомашин не было. Позади него двигалась автомашина. На данном участке двухполосное движение, по одной полосе — в каждом направлении. На данном участке горизонтальная проезжая часть, покрытие асфальт, без заметных уклонов и поворотов. Асфальт имел только незначительные трещины, ям, выбоин, канав не было.

Время было около 14 часов. Он видел, что примерно в 300 метрах ему навстречу движется автомашина по своей полосе движения. Когда расстояние между автомашинами было примерно 30−40 метров, встречная автомашина неожиданно выехала на его полосу движения. Он успел только вывернуть руль влево, и сразу же произошло столкновение. Затормозить он не успел. Автомобили столкнулись передними правыми частями. После столкновения его автомашину выкинуло на обочину. После этого он потерял сознание…

…Когда пришел в сознание, ему помогли выйти из автомашины… Он видел, что его жена была в сознании. Но после того как ее извлекли из автомашины и положили в карету скорой помощи, ему сообщили, что она скончалась…»

***

Из данных в судебном заседании показаний эксперта.

«При заданных следователем уточненных исходных данных об обстоятельствах транспортного происшествия и по результатам проведенного исследования было установлено, что аварийную ситуацию создал Пяточкин С. А. своим выездом на полосу встречного движения. При заданных исходных данных применение в сложившейся транспортной ситуации водителем К. маневра отворота влево с целью избежать встречное столкновение с технической точки зрения следует считать обоснованным и вынужденным…

При проведении экспертизы учитывалось минимальное расстояние в момент выезда автомашины «Фольксваген Пассат» под управлением водителя Пяточкина С. А. на встречную полосу движения до автомашины ВАЗ-111940 как расстояние 30−40 метров, Данное расстояние является минимальным, при котором водитель К., заметив опасность для движения, мог интуитивно среагировать путем отворота влево, затормозить не успел бы…

Если бы в исходных данных данное минимальное расстояние было задано даже как 100 метров, на выводы экспертизы это не повлияло бы, поскольку при заданных и близких к заданным (около 90 км/ч) встречных скоростях (плюс минус 15−20 км/ч), водитель К. не располагал бы технической возможностью предотвратить столкновение с а/м «Фольксваген» путем применения экстренного торможения…»

***

Приговором Пензенского районного суда, оставленного без изменения Пензенским областным судом (в ноябре 2016 года) Пяточкин С. А. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ — «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека».

Ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права управлять ТС на срок 2 года 10 месяцев.

Кроме того с него, в пользу пострадавших было взыскано: родным погибшей — 500 тысяч рублей, Юлии К. — 300 тысяч рублей (в результате ДТП она получила тяжкие телесные повреждения, не может самостоятельно передвигаться, является инвалидом первой группы).

***

А в апреле 2018 года Юлия К. обратилась в суд с исковым заявлением о возмещении морального вреда, причиненного ДТП, к… К.

Оказывается, виновник аварии — Сергей Пяточкин, отбывающий наказание в ФКУ ИК-7 УФСИН России по Пензенской области, не трудоустроен. И по выданному судом исполнительному листу удержания с осужденного в пользу Юлии К. не производятся. Имеет право.

А потерпевший К., потерявший в аварии жену, работает — ему теперь одному детей на ноги ставить…

Юристы Юлии К. в суде апеллировали к тому, что Сергей К. наряду с Пяточкиным управлял транспортным средством, которое является источником повышенной опасности. А поскольку вред здоровью ей был причинен в результате взаимодействия источников повышенной опасности, просила суд взыскать ущерб и с К.

***

Суд первой инстанции, подтвердив солидарный характер ответственности обоих водителей за вред, причиненный третьему лицу — Юлии К. — также сделал вывод о наличии в ее действиях грубой неосторожности. Ведь она села в автомобиль лица, заведомо находящегося в состоянии алкогольного опьянения, тем самым поставив под угрозу свои жизнь и здоровье. В удовлетворении исковых требований отказал.

А вот суд апелляционной инстанции посмотрел на дело иначе.

И грубой неосторожности, оказывается, не было. Действия Конновой Ю. Д., которая села в машину, за рулем которой находился пьяный водитель, «не находятся в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями в виде причинения ей телесных повреждений, поскольку ее действия не повлияли на возникновение опасной дорожной ситуации, повлекшей впоследствии ДТП…»

А если Пяточкин не исполняет обязанности по возмещению морального вреда, то взыскать их надо со второго участника ДТП — К., пусть и не виновного в аварии. А тот потом (солидарный должник, возместивший причиненный вред) потребует с причинителя вреда выплаченное потерпевшей возмещение — по регрессному обязательству. Когда-нибудь. Возможно…

***

Решение вступило в законную силу в день принятия в июле 2018 года. И не успел Сергей К. и глазом моргнуть, как его зарплатная карточка, благодаря судебным приставам, опустела. Затем они стали снимать половину ежемесячного заработка…

На обращения в суд о предоставлении отсрочки исполнения судебного постановления получены отказы — последний в середине февраля 2019 года.

Юристы Сергея К. готовят обращение в Верховный суд.

Дмитрий Гулин

«Новая социальная газета»


Социальные комментарии Cackle
Закрыть (Esc)