Леонид Левин дал интервью телеканалу «Экспресс»

28 марта в 11:12 1276 просмотров

Депутат Госдумы от Пензенской области, председатель Комитета Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин дал интервью в эфире телеканала «Экспресс». Он рассказал, какие проблемы волнуют жителей региона, оценил уровень паллиативной помощи, пояснил, какая информация попадает под действие закона о фейковых новостях, а также, почему граждане недовольны мусорной реформой.

Светлана Демина, журналист: Вы прибыли в Пензенскую область с рабочим визитом, посетили несколько районов и встречались с жителями. С какими вопросами обращались граждане, может быть, какие-то из них уже удалось решить на местном уровне в рамках визита?

Леонид Левин: Работа по решению вопросов граждан не прекращается ни на минуту с момента моего избрания депутатом по Лермонтовскому округу — Пензенской области. Моя приемная работает ежедневно, и мы решаем вопросы в рабочем порядке постоянно. Это и обращения граждан, связанные с разъяснением тех или иных законов, помощь в оформлении жилищных субсидий, оказание помощи по взаимодействию с чиновниками, которые не реагируют на то или иное обращение гражданина, и многое другое, что требует постоянного участия в проблемах жителей Сурского края. Рабочая поездка — возможность отчитаться о проделанной мной работе, как избранного депутата, и рассказать о законах, принятых Госдумой.

Есть и системные проблемы, которые практически постоянно, с момента моего избрания, поднимаются на встречах и требуют непрерывного мониторинга. Например, это проблемы медицины, особенно чувствительны проблемы здравоохранения в районах, где недостаточно врачей, закрываются медучреждения, недостаточно качественно работает скорая помощь. Все эти вопросы приходится решать в ручном режиме, взаимодействую и с министерством здравоохранения области, и с руководителями районных администраций. Медицинская реформа, затеянная на федеральном уровне, к сожалению, дает сбои и создает много проблем жителям, привыкшим к определенному объему, уровню и качеству тех услуг, которые они получали у себя на месте. Вот эта децентрализация создает дополнительные неудобства, проблемы, зачастую, — отсутствие квалифицированных кадров.

Наша задача — наладить эту ситуацию, с одной стороны, чтобы люди все-таки получали качественную помощь, второе — решить проблемы с наличием квалифицированных специалистов на местах, повысить эффективность работы скорой помощи, конечно же, сделать все возможное, чтобы дальнейших сокращений дневных и ночных стационаров, там, где они еще есть, не было. Чтобы тот уровень медицины, который на сегодняшний день есть, не уменьшался и не сокращался на местах. Постоянно мониторим эту ситуацию и работаем в этом направлении, но это требует постоянного внимания. Эти поездки позволяют на личном опыте, глаза в глаза, встречаясь с жителями, понимать, что изменилось, есть ли улучшения, какие есть ухудшения и что необходимо сделать, чтобы ситуация не ухудшалась, а постепенно выправлялась в лучшую сторону.

С.Д.: В рамках визита вы посетили областной госпиталь для ветеранов войн. На каком уровне находится паллиативная помощи в Пензенской области и что нужно еще сделать в этом направлении в регионе?

Л.Л.: Действительно, Государственная Дума в этом году приняла важный закон о паллиативной помощи, появилось законодательство в этой сфере. Сегодня у тех, кто неизлечимо болен, появилась возможность получать качественные и своевременные услуги, появилось возможность родственникам и знакомым помогать им и требовать от медицинских учреждений предоставления препаратов, которые нужны больному, включая наркосодержащие, если в этом есть необходимость. А также получать препараты, которые могут предоставляться пациенту не только в рамках медучреждений, но и на дому.

И второе важное решение в этой сфере — то, что благодаря этому закону сегодня, если у человека нет близких людей, а паллиативная помощь ему нужна, лечащий врач или консилиум врачей может принять решение и обеспечить в полном объеме такие услуги гражданину.

Проводился мониторинг, я посетил пензенскую больницу, посмотрел, как там устроено решение этого вопроса. Отмечу высокий уровень, и для меня крайне важно, чтобы и во всех других районах такой же уровень качества подобного рода услуг предоставлялся. Мы договорились с министерством здравоохранения Пензенской области вместе реализовывать эту тему и мониторить качество ее исполнения. Для меня как для федерального депутата это крайне важно.

С.Д.: В рамках визита вы также успели пообщаться с представителями региональных операторов по обращению с отходами и общественниками. Здесь какие проблемы удалось выявить и какие требуют решения на законодательном уровне?

Л.Л.: Это как раз вторая важная тема, с которой мы столкнулись в рамках регионального визита. Неоднократно в мою общественную приемную приходили обращения с жалобами на работу операторов, которые занимаются вывозом мусора. И мы договорились с общероссийским народным фронтом, так как я член центрального штаба, на его площадке провести совещание других общественных организаций и представителей операторов мусорной реформы. Вскрылось достаточно много проблем, но это проблемы связаны не только с Пензенской областью — они идут повсеместно. Речь — о том, что недостаточно качественно проведена информационная кампания: люди не понимают, почему они должны платить другие деньги. Ящики для мусора — те же, компании и люди, которые вывозят у них мусор, — одни и те же, а цифры другие в квитанциях. Куда идут эти деньги, на что, почему люди должны зачастую в несколько раз платить больше, не совсем им понятно. Вот этой работы не достает.

Я обратился и к представителям операторов по вывозу отходов, и к общественным организациям, и к депутатам областного ЗакСобрания, что необходимо идти к людям и разъяснять необходимость реформы, ее преимущество, четко с деталями и примерами объяснять, почему та или иная цифра стоит в платежной квитанции.

Вместе с тем мы видим уже перегибы, в некоторых случаях до 20% стоимости тарифа составляют просто платежи за эту услугу. Это, конечно, никуда не годится, мы будем работать с министерством природных ресурсов, с правительством Пензенской области, с «Почтой России», «Сбербанком», чтобы такого рода тарифы не включались в услугу. Также нужно сделать отдельные послабления для многодетных, малоимущих семей. Нельзя платить одну и ту же цену, если в доме много детей.

Поэтому это вопросы, которые нам сегодня предстоит решать и на федеральном, и на областном уровнях, но без разъяснения с гражданами не обойтись. Я проводил широкую встречу в районе и пригласил операторов. Когда жители увидели операторов, поняли, что это не какие-то жулики, сразу много вопросов снялось. Чем больше будет таких встреч, тем меньше будет вопросов к мусорной реформе, и не только к ее качеству, но и к ее практической реализации.

С.Д.: Не так давно президент Владимир Путин подписал закон о фейковых новостях и оскорблении властей. Теперь за размещение недостоверной информации может грозить штраф, если я не ошибаюсь, до полутора миллионов рублей. Насколько оправдано появление такого закона и не будут ли злоупотреблять своим положением контролирующие органы?

Л.Л.: Здесь нужно разделить, так как это два закона, и ответственность по ним разная. Когда мы говорим о законе, регулирующем распространение фейковой информации, то речь идет исключительно о тех случаях, когда заведомо недостоверная информация распространяется под видом достоверной.

Есть поправки, сделанные специально для средств массовой информации. Когда при работе журналиста в рамках проведения сбора информации, люди случайно дают не совсем точные данные или цифры. Если даже это происходит, то мы защитили СМИ двумя шагами. Первый шаг — ресурс не блокируется, если он по решению прокурора и его заявлению удаляет эту информацию до дополнительных разбирательства. И второе — решение о вине того или иного СМИ определяет именно суд, а не какой-нибудь чиновник. Это позволяет исключить злоупотребление.

Если же говорить об обычных сайтах в интернете или страницах в соцсетях, то, к сожалению, действительно, на таких ресурсах может распространяться непроверенная информация провокационного характера. Мы все помним историю с «Зимней вишней», когда некий блогер намеренно распространял информацию о 300 трупах в морге специально, чтобы создавать панику. Поэтому этот инструмент для правоохранителей, безусловно, нужен, чтобы блокировать такую информацию и наказывать виновных. Но злоупотреблять им, я думаю, никто не будет.

Что касается второго закона, то речь идет об информации, связанной не только с неуважением, но еще и поданной в оскорбительной форме. Речь идет о достаточно узком списке организаций, которые попадают под его действие: о правительстве, судах, конституции и, в том числе, — президенте. Но и здесь для того, чтобы избежать злоупотребления, окончательное решение о штрафе в отношении гражданина будет также решаться судебным образом, а в случае, если гражданин сам удаляет эту информацию, понимая ее несоответствие действительности, его страница в соцсети или сайт блокироваться не будут.

Эти шаги необходимы, такая законодательная норма есть во многих странах. Просто, как обычно, нужно следить за мониторингом правоприменения, чтобы не произошло того, что когда-то случилось с 282-й статьей по экстремизму, когда уголовные дела в регионах за картинки возбуждались зачастую избыточно, и в этом не было никакой необходимости.

С.Д.: Ряд СМИ в преддверии 1 апреля, есть такая у них традиция, публикуют шуточные новости. Как теперь с принятием этого закона будут трактоваться подобные материалы, не будут ли их считать фейковыми новостями?

Л.Л.: Фейк фейку — рознь. Когда та или иная информация вызывает улыбку, вряд ли кто-то будет специально выносить постановление о возбуждении дела, и уж тем более — наказании виновных. В законе о фейковых новостях четко написано: если эта информация угрожает жизни и здоровью граждан или несет угрозу для инфраструктуры, в том числе — социальной, обеспечивающей жизнь граждан и общества.

Я думаю, что крайне сложно будет трактовать какого-либо рода шутки, используя этот закон, или наказывать тех или иных граждан. Все-таки уровень принятия решений — высокий. Прокуроры и его заместители будут определять, что эта шутка перестает быть шуткой и реально может нести угрозу для общества. Под действие закона не могут попасть те или иные факты исторического характера.

Думаю, что люди, которые будут принимать решения по регулированию и мониторингу законодательства, — сами с чувством юмора, и они могут отличить шутку от намеренной провокации, действие которой может привести к угрозе жизни и здоровью граждан.


Социальные комментарии Cackle
Закрыть (Esc)