Незрячий программист и музыкант поделился своей удивительной историей

17 июля в 11:30 33922 просмотра
, что ты потерял зрение и никогда больше ничего не увидишь, что обыденные вещи стали вдруг трудновыполнимыми? Пензенец Станислав Усков ощутил это на себе. Парню исполнился всего 21 год, когда его мир разбился вдребезги, и ему пришлось учиться жить в новой реальности. О том, как справился с шоком, обрел новый смысл жизни, стал программистом и музыкантом, он рассказал редактору ИА «Пенза-Пресс» Галине Поповой.

" data-title="Незрячий программист и музыкант поделился своей удивительной историей — Пенза-пресс, рунет за день">

Каково это — проснуться утром и понять, что ты потерял зрение и никогда больше ничего не увидишь, что обыденные вещи стали вдруг трудновыполнимыми? Пензенец Станислав Усков ощутил это на себе. Парню исполнился всего 21 год, когда его мир разбился вдребезги, и ему пришлось учиться жить в новой реальности. О том, как справился с шоком, обрел новый смысл жизни, стал программистом и музыкантом, он рассказал редактору ИА «Пенза-Пресс» Галине Поповой.

До 21 года Станислав жил, как обычный парень: занимался спортом, в том числе — паркуром, получил средне-специальное образование, поступил в вуз, женился, работал в торговле.

«Все изменилось за одну ночь. Вечером я пришел из бассейна, мы с женой посмотрели сериал, легли спать. Утром я проснулся и понял, что ничего не вижу: отодвинул штору и не увидел света. Перед глазами были темные пятна. Я помню, что пришел на кухню на ощупь, добрался обратно, сел на кровать и тут стало приходить осознание. Свои мысли я даже не могу описать, такие слова публиковать нельзя. Это был шок», — рассказал Станислав.

Зрение пропало на фоне сахарного диабета. С этим заболеванием парень жил с трех лет, он привык прислушиваться к своему организму, чтобы вовремя предупреждать приступы, жил по распорядку, но не собирался ограничивать свою активность. Не сдался он и теперь.

«Первый день я осознавал, что произошло, второй — думал, что с этим делать. У меня тогда было такое представление о незрячих: буду сидеть дома, телевизор кто-то мне включит, я послушаю его, кошку поглажу, мне поесть приготовят, раз в неделю придут друзья, с ними поговорим, и все. И я подумал, что этого не хочу, мне это не нравится. На третий день поговорил с женой, она мне сказала, что хочет развестись, я понимаю ее, молодая девчонка, а я тогда еще не осознавал свои силы. После этого разговора отсутствие зрения как-то ушло на второй план.

Переехал домой к родителям и начал учиться жить. Оказалось, что банально сделать чай — это очень сложно: надо знать, до какого уровня наливать воду, чтобы не перелилось через край. Ведь я никогда об этом не думал! Или колбасу режешь: снизу тонко, а потом пошло вкривь и вкось. Я тогда еще подумал: «Это же колбаса, ее так просто резать, а я не могу». Бывало так: лежала вещь, ее передвинули на 20 см, и все, она для тебя пропала. Это поначалу жутко бесило», — поделился Станислав.

Каждый день приносил новые задачи, которые надо было учиться решать. По словам Станислава, погружаться в депрессию и грустить было попросту некогда: надо было поддерживать родителей, которые сильно переживали, рассказывать, что произошло, друзьям, учиться новым способам общения.

«Я ведь не мог больше, как раньше, использовать компьютер, другую технику. Я тогда не знал о специальных «говорящих» приложениях. Тогда были кнопочные телефоны, я учился отсчитывать, сколько раз нажать, чтобы позвонить кому-то. Часто ошибался, но не сдавался, родители очень поддерживали. Потом в библиотеке Лермонтова мне помогли освоить компьютер. Затем друзья привезли мне из Москвы телефон с функцией озвучивания всего, что происходит на экране, «говорилку» установили и на компьютере. Со временем я разобрался и с сенсорными телефонами», — рассказал он.

Дальше — больше. В центре реабилитации в Волоколамске Станислав познакомился с незрячими программистами, стал пробовать свои силы и постепенно перерос уровень пользователя, параллельно создал группу в соцсети, чтобы помогать ребятам, которые потеряли зрение, осваивать гаджеты, рассказывал им о программах и приложениях, о которых сам раньше ничего не знал.

«Но я понял, что мне всего этого мало, взял в руки гитару. Я в юности пробовал играть, как и все, во дворе, но понял, что все-таки не мое. Задумался о барабанах. Познакомился с незрячими барабанщиками, оказалось, у меня есть знакомые музыканты, они помогли мне с аппаратурой, я стал самоучкой. Потом ходил на занятия в музыкальную школу», — рассказал он.

Идея создать свою группу пришла Станиславу в голову, когда он познакомился с участниками арт-холла «Квартал Луи». Ребята собрали команду и играли кавер-версии известных песен, однако Станислав понял, что ему ближе рок, с еще одним участником Владимиром, который также не видит, они покинули группу и создали коллектив «В шкафу», исполняя песни собственного сочинения.

«Неожиданно рэпер из Израиля, у которого коммерческий директор — на Украине, предъявил нам авторские права, поэтому мы изменили название — «Рок в шкафу». А затем переименовали коллектив в «АлхимикА». Если искать философский смысл в этом названии, то мы создаем песни, которые заставляют людей задумываться, размышлять и, соответственно, меняться. Каждый видит в текстах что-то свое», — поделился он.

Сейчас ребята активно участвуют в фестивалях, организаторы охотно приглашают уникальный коллектив и помогают. Но и программирование Станислав не оставил.

«Недавно в Железногорске мы с Володей учились на операторов ПК и изучали тему создания HTML. Я понял, что хочу этим заниматься. Дома я продолжил изучать эту тему, уже могу создать сайт-визитку, сейчас работаю над тем, чтобы сделать полноценный портал с регистрацией, дошел до JavaScript. Также пишу игры, уже есть одна на платформе QSP. Кроме того, осваиваю профессию звукооператора, свожу музыкальные дорожки не только для нас, но и для других групп — это дополнительный заработок. Мне очень помогают во всем родители, поддерживают и верят в меня, я им очень благодарен», — рассказал он.

Станислав рассказал, что потеря зрения сильно изменила его.

«У меня очень изменились ценности, взгляды, я стал много читать книги по TXT-блокнотам с озвучкой, аудиокниги слушать, ушел в психологию, философию, религию. Я понял, что жил по стереотипам, просто потому что так принято, так надо. Осознал, что не хочу тратить время на пустые разговоры, посиделки во дворе, я ощущал в такие моменты, как время уходит зря, лучше его направить на личностное развитие», — отметил он.

По словам Станислава, после потери зрения он волей-неволей натренировал другие органы чувств. Теперь он может буквально «услышать» стену, которая находится от него в метре, основываясь на том, как отражается звук.

«Это похоже на то, как мы учимся ходить: сначала с трудом, а потом автоматически уже бегаем. Поначалу я проводил по предметам линии, чтобы в воображении дорисовывался предмет, все это требовало постоянного напряжения, в конце дня голова была, как колокол. Сейчас уже все это происходит очень быстро: мне достаточно взять в руки предмет, и картинка уже есть в голове. У меня нет такого, что все темно перед глазами. Можно сравнить с тем, что когда книжку читаешь, картинки в мозгу возникают. Я очень хорошо представляю людей, с которыми познакомился уже после потери зрения. Фантазии настолько четкие, что даже иногда не помнишь, ты с ними познакомился еще когда видел или уже после», — признался он.

Конечно, приходится Станиславу сталкиваться и с людской жестокостью. Люди советуют ему «сидеть с такими проблемами дома», пытаются обмануть или использовать.

«Я обычно прошу таксистов проводить до двери подъезда. Один раз водитель начал настойчиво просить «на чай». А у меня была фиксированная сумма, которая равнялась стоимости поездки. Я ему об этом сказал. Он разозлился и бросил меня посреди улицы, не доведя до подъезда, я даже не понимал, как далеко от двери нахожусь. Хорошо, помогла одна женщина, которая мимо шла. Иногда бывают обратные ситуации: когда люди, пытаясь помочь, неожиданно берут за руку и тянут куда-то. Это лишнее: представьте, что к вам кто-то подскакивает из темноты и неизвестно куда тащит. Спасибо им, конечно, но не стоит так делать. Лучше всего подойти и спросить, нужна ли помощь.

Когда мы ездим с Володей, используем «метод прилипалы», просим людей помочь нам дойти до какого-то места, часто так приходится прибегать к помощи нескольких человек, чтобы добраться куда-то. В храм мы вообще ездим без сопровождающих, зная, что там нам всегда помогут сориентироваться», — отметил он.

Глядя на этого жизнерадостного парня становится как-то неловко от того, как часто люди впадают в уныние и депрессию, жалуются на жизнь из-за временных трудностей, от того, что здоровые люди живут вполсилы, не используя весь потенциал и закапывая таланты. Никакого секрета оптимизма нет, главное — найти смысл жизни и не замыкаться, уверен Станислав.

«Потеря зрения — это не конец света, надо продолжать жить, общаться, людей добрых и отзывчивых много, их надо искать. Надо не опускать руки, важно найти смысл. У нас есть такое негласное разделение: незрячий — это человек, который потерял зрение, но продолжает заниматься чем-то, не замкнулся, развивается, а слепой — который сложил руки и не пытается ничего сделать, надеясь на родителей, еще на кого-то.

И я не понимаю тех, кто говорит, что теперь не будет никакой личной жизни. Во всем есть плюсы и минусы, незрячий может дать ничуть не меньше, чем тот, который видит. Мы просто более чувствительные, ориентируемся не на внешний, а на внутренний мир», — заключил он.

Фотография: использованы фото со страницы Станислава Ускова в соцсети "ВКонтакте"; фото Галины Поповой

Социальные комментарии Cackle
Закрыть (Esc)