Игрок «Что? Где? Когда?» М. Скипский рассказал об особенностях тренировки интеллекта детей

12 февраля в 17:30 2254 просмотра

Интеллектуальные игры в последние годы захватили практически всех — и жителей столиц, и провинциалов. В чем заключается феномен бешеной популярности этих соревнований? Могут ли попасть в профессиональную лигу поклонники квизов? И с какого возраста нужно учиться играть?

Мы задали эти вопросы звезде одного из самых популярных телевизионных шоу Михаилу Скипскому. Игрок сборной России «Что? Где? Когда?» (16+) и двукратный обладатель «Хрустальной совы» приехал в Пензу на три дня — чтобы провести тренировки для участников новой смены в Центре для одаренных детей им. В. О. Ключевского.

— Ради участия в смене, посвященной игре «Что? Где? Когда?» пензенские школьники проходили строгий отбор. Это значит, что формат интеллектуальных игр интересен и новому поколению — ребятам, которые выросли на YouTube. Вас удивляет то, что игра все еще актуальна?

— Думаю, это совершенно нормально. Есть такие межпоколенческие вещи. Игра «Что? Где? Когда?» — одна из них. Многие взрослые, которые со мной играют, любят рассказывать, что смотрели эту игру еще в детстве. В отличие от того же киберспорта, который у людей постарше вызывает отторжение, игра «Что? Где? Когда?» имеет положительный имидж у всех — и у старшего поколения, и у молодежи. Меня не удивляет то, что эта игра до сих пор не потеряла своей популярности.

— Михаил, вы со своим огромным опытом могли бы играть исключительно среди знатоков. Но, тем не менее, приезжаете в провинцию, проводите занятия для школьников. Что вас мотивирует?

— Для меня это педагогический челлендж. Всегда что-то новое, интересное в таких поездках открываю для себя. Дети — это совсем другая аудитория. А еще я таким образом отдаю некий моральный долг — отчасти благодаря «Что? Где? Когда?» я вырос приличным человеком (смеется). И, конечно, мне хочется, чтобы мир вокруг становился лучше. Я хочу жить в России, где много умных, заинтересованных детей.

— Вы приехали в Пензу всего на три дня. Что можно сделать за такой короткий срок?

— Я считаю, лучше приехать на несколько дней, чем не приехать вовсе. Как пел Джим Моррисон — «Come on baby, light my fire». За эти три дня можно зажечь в детях огонек. Конечно, нормальная тренировка — это процесс, который длится в течение года. Никакого секретного ингредиента не существует. Зато есть регулярная работа — отчасти механическая и скучная даже. Пензенским детям я успею показать хотя бы основные приемы, упражнения, которые помогут в серьезной игре. Перед учителями, и передо мной стоит задача — подготовить детей к интеллектуальной олимпиаде ПФО. Понятно, что в идеале мы должны воспитать педагогов дополнительного образования, которые смогут учить детей всему тому, чему эти три дня пытаюсь научить их я. То есть в будущем должны проводиться семинары для классных руководителей и для педагогов допобразования. Тогда будет польза. Может быть, кто-то из этих детей останется в движении.

— Расскажите побольше о тренировках. Чему вы учите игроков?

— Понятно, что эрудиция не тренируется, тут все зависит от родителей. Тренируется взаимодействие в команде, командные роли и техника. Сейчас на технику делаю максимальный упор. Это работа с текстом — вычленение ключевых слов, составление облака ассоциаций: берем одно слово, другое слово, и где-то на стыке учимся искать ответ. С раздаточным материалом учу работать. Начинать работу с детьми лично я предпочитаю, когда они учатся в 8-ом классе. Но выигрывать они начинают только в 11-ом.

— Педагоги и тренеры с большим опытом сразу видят «звездных» ребят — тех, кто в будущем может стать настоящим профессионалом. В вашей практике такое случалось?

— Это редкость, но людей такого масштаба видно сразу. Да, нужно обладать пониманием игры, чтобы заметить крутых игроков. А бывает так: человек классно играет, но ему просто неинтересно. И мне в таких случаях искренне обидно. Сложно сказать, что важнее — талант или мотивация. Вот есть человек с невероятными врожденными данными, человек-инопланетянин просто. А есть те, кто «собирают» себя сами. Если будешь упорно тренироваться, то, наверное, достигнешь определенных высот механически. А вот если в тебе есть так называемая искра божья, то тебе все будет гораздо легче даваться.

Моя задача как тренера — не просто увидеть эту искру, но еще и раздуть ее. Но все-таки не бывает гения без труда. Очень часто одаренные дети уверены в том, что они звезды, и этого им достаточно. Мое педагогическое кредо заключается в том, чтобы доказать этим ребятам — не все так просто, как кажется. Ну, условно говоря, привозишь ленинградских детей на турнир, а они проигрывают команде из провинции. Конечно, это становится ударом по самолюбию, но еще это хорошая мотивация на будущее.

— Последние годы интеллектуальные игры активно развиваются в формате квизов. Хотя бы раз принять участие в таком турнире пробовали все. Как вы относитесь к такой популяризации интеллектуальных соревнований?

—  Всегда так было — просто раньше люди разгадывали кроссворды, а сейчас это трансформировалось в квизы. Есть мультимедийное пространство, и люди могут себе позволить не только дома кроссворды разгадывать, но и где-то в хорошей компании соревноваться. Приятно же почувствовать себя умным. Это вообще в человеческой природе заложено: смотришь на успешных людей — и хочешь к ним приблизиться. Например, посмотрел шоу всех звезд NBA — пошел и мячик в кольцо побросал, чуть-чуть приблизился.

Так и с этими играми в барах — не все понимают разницу между вопросами «Что? Где? Когда?» и вопросами квиза, но это неважно — зато человек чувствует, что тоже может ответить на вопрос. К тому же, квиз — это еще и весело.

Мы живем в век, когда человеческое общение уходит в сеть, а живое общение — это бОльшая ценность, чем 30 лет назад. Соответственно, квиз — это такая форма встречи с друзьями — ешь, развлекаешься, шутишь. И с друзьями совсем на другой волне общаешься. Я нормально к такому формату отношусь. Как говорил Мао Цзэдун, пусть цветут все цветы.

— А перейти в профессиональную лигу любители квиза не могут?

— На самом деле люди, которые ходят на квизы, тоже иногда играют в «Что? Где? Когда?». Ты можешь через квизы также прийти в движение знатоков. Квизы — это хороший стартовый базис. Если сразу попадаешь на какой-то спортивный турнир без подготовки — тебя огорошат жаргоном, странными ребусами, новоязом. Это будет кардинально отличаться от того, что ты видел по телевизору. А через «барные» игры можно получить стартовый капитал.

— Что вас, даже спустя десятилетия, держит в интеллектуальных играх?

— Во-первых, я больше ничего особо не умею. Мои лекции по геохимии ландшафтов не пользуются большой популярностью (смеется). И главная, основная причина, почему я все это не бросаю, довольно проста — бешено люблю эти игры, люблю «Что? Где? Когда». Я нахожу в этом удовольствие.


Социальные комментарии Cackle
Закрыть (Esc)