print_r(EVAL)
Class: None | Type: Unknow | Function: eval
File: /var/www/www-root/data/www/penza-press.ru/functions/func.common.php(147) : eval()'d code line 37
Array
( [temp] => +14 [weatherType] => облачно с прояснениями [image] => https://yastatic.net/weather/i/icons/blueye/24/bkn_n.png
)
Погода
облачно с прояснениями
+14 оС

$ 68 р

€ 76 р

14:51
02.06.2020г.
«Мы живем в невероятно интересное время». Интервью с Ксенией Солдаткиной

«Мы живем в невероятно интересное время». Интервью с Ксенией Солдаткиной

В марте пензенская исполнительница Ксения Солдаткина выпустила новый EP «Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы». В интервью ИА «Пенза-Пресс» она рассказала о работе над ним, музыкальных экспериментах, переменах в мироощущении и непростых отношениях с творчеством Бьорк.

— Твой новый EP «Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы», на мой взгляд, довольно сильно отличается от того, что ты делала раньше: он сложнее и в музыкальном, и в смысловом плане, как-то взрослее. А какие у тебя самой впечатления от собственной работы? Он получился таким, каким ты его задумывала, или несколько другим?

— Мне сложно говорить о впечатлениях. Свою музыку как будто «смотришь изнутри»: для меня вокруг каждого трека - свои истории «до», истории во время записи. После релиза, кстати, я обычно все свои треки «отпускаю», практически не переслушиваю. Если говорить о соотношении задуманного и реализованного, то «Рельсы-рельсы» действительно получились такими, как я хотела. Насколько это было возможно, конечно: в начале не было конкретных аранжировок, но было четкое понимание общего настроения. Были референсы (песни, на которые хотелось сделать похоже). Это Nouvelle Vauge, их боссановский кавер на Blue Monday, это маршевый вальс из фильма «Мэри Поппинс, до свидания» – такой несколько торжественный духовой оркестр и весенняя прозрачность.

Сначала было страшновато. Без помощи ребят, Миши Герцева (гитариста, соавтора песни «Ты одна»), Джузеппе Гарибальди и Владимира Генералова, ничего бы не сложилось и не зазвучало. И я очень благодарна им за то, что они умеют переводить на язык нот все вот эти неуловимые настроения. Если смотреть на этот EP в контексте всего моего творчества, то он, конечно, отличается от всего остального. Я пока не «закрепила» за собой какой-то один жанр. Это неправильно, наверное, потому что нет какой-то единой концепции, но зато можно быть с собой максимально честной, ничем не ограничиваться и пробовать.

— Как происходила работа над этим мини-альбомом? Что тебя вдохновило на его создание, какую основную мысль ты хотела в него заложить?

— Запись шла очень свободно. Я, наверное, впервые в жизни себе разрешила не торопиться, не озвучивала никаких дат. Процесс шел спокойно и размеренно, забирал столько времени, сколько требовалось. И имел приятные побочные эффекты: например, осень обошлась без хандры и без депрессий только благодаря полузаписанному «Поезду» в наушниках.

Вдохновением, наверное, стала сама песня «Поезд», из которой эти строчки — «Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы». Она задала направление, и вокруг нее «собрались» остальные. Композиции изначально очень разные: «Про женщину» я написала лет 10 назад, «Ты одна» родилась прошлым летом, а «Блюз» - чуть ли не во время записи.

Если говорить про общий смысл, то он для каждого свой. Мне хотелось передать ощущение тепла, нежности, воздушности. Если брать глубже, то это песни про время, силу и внутреннее единство. Но, как это обычно бывает с неконкретными текстами, каждому человеку они рассказывают свою историю, которую ему нужно услышать.

— Ты вообще сторонница концептуальных пластинок, подчиненных одной идее, или любишь творческий хаос?

— Если это сделано талантливо, то оба варианта прекрасны. Pink Floyd одну историю рассказывает в целом альбоме, а у Коэна в одной песне «Аллилуйя» этих историй - десяток, даже в один куплет помещается больше одной.

Для своих альбомов я бы хотела какое-то единое звучание, общую концепцию. «Рельсы-рельсы» я сразу объединила одним настроением, а в «Небе из синего флиса», моем первом и пока единственном полноценном альбоме, оно сложилось благодаря музыкантам, которые со мной его делали (за что им огромное спасибо).

— Для тебя важна обратная связь? Уже получила какие-то отзывы от слушателей на эту работу?

— Обратная связь важна, но, скорее, как констатация факта: получилось или не получилось сделать то, что хотелось. Отзывы об этом EP с моим «намерением» совпали: очень разные люди говорят об одном и том же, когда его слышат, — легкость, воздушность, нежность. И тоже отмечают новое звучание.

— Ты сталкивалась с критикой своего творчества? Как реагируешь на нее и что помогает справиться с негативом, который может после нее образоваться?

— С критикой, конечно, иногда приходится сталкиваться, хотя про «Рельсы-рельсы» еще ничего негативного я не слышала. У меня очень четкое отношение к критике: я делю ее на конструктивную и неконструктивную. Если критикуют по делу, я благодарна (конечно, если это происходит в адекватном формате), потому что так находятся направления для движения и развития. Если же «критика» — это о вкусах или личных проблемах человека, приходится от нее дистанцироваться.

— А сама часто что-то критикуешь? Как думаешь, критика в глобальном плане может приносить пользу?

— Я стараюсь не лезть ни с критикой, ни с советами, если о них не просят. Критика – настоящее искусство, потому что часто сложно донести свою мысль и не задеть чувства человека. Глобально - да, критика полезна, но надо уметь этим инструментом пользоваться. Опять же, важно, от кого именно она исходит – потому что далеко не всех стоит слушать и принимать их слова близко к сердцу.

— Электронный релиз дает много возможностей молодому исполнителю, с другой стороны, музыка на физических носителях имеет свой непередаваемый шарм. Ты сама сторонница прогресса и новых технологий в прослушивании или, наоборот, любишь физические записи? Хотела бы записать винил?

— Я слегка ностальгически люблю кассеты, пластинки, да даже диски и флешки, но без фанатизма. Для меня первична музыка, а не носитель, на который она записана. Сейчас выпуск альбомов на физических носителях — уже не необходимость, а, скорее, романтика. Их приятно держать в руках, дарить или продавать, круто оставлять их в веках, круто, если в будущем они станут ценными, попадут к коллекционерам. Здесь и сейчас, увы, для меня побеждает «цифра». Мои записи пока не существуют на физических носителях, но надеюсь, что это вопрос времени — и запись винила в том числе.

— Что произошло в твоей творческой жизни за последний год, кроме записи EP?

— Год получился насыщенным. Сменилось несколько составов, мы поиграли с замечательным гитаристом Мишей Герцевым, который принимал непосредственное участие в записи EP, начался проект X U (электронная история с Андреем Борисовым, он же Djeedra, он же Сью) и оркестр синтезаторов «Стыдно» (с Дарьей Желтиковой и Алексеем Маношиным). Появилось желание записать «роковый» электрический альбом, появилось несколько новых песен, стало больше вещей на английском (в «Стыдно» у нас только английские вещи), плавно перехожу от гитары к клавишам.

— Ты была участницей нескольких коллективов, но пластинки записываешь все равно как Ксения Солдаткина. Почему так?

— Это не совсем так: осенью вышел сингл «Автостоп», и он уже вышел под именем X U. То, что записано и выпущено под именем «Ксения Солдаткина», — это не постоянные составы, а творческие коллаборации, которые собираются для записи конкретных песен. Даже не совсем собираются: чаще всего все вместе музыканты даже не встречаются. Эти составы очень разные и не имеют какое-то имя, поэтому получается, грубо говоря, «Ксюша и компания».

— И все-таки ты больше командный игрок или индивидуалист? Что из этого, на твой взгляд, полезнее для исполнителя?

— Я не образцовый лидер-вдохновитель, хотя и периодически «фронтвумен», и далеко не всегда и не со всеми у меня получается договариваться. Но я себя ощущаю командным игроком. Мне очень нравится, как люди привносят в мою музыку, в мои песни частичку себя, свои идеи, что-то из той музыки, которую слушают и играют они, но не слушаю я. Чем больше таких «кусочков», тем интереснее итоговая «мозаика».

Сейчас музыкант может все делать сам, но мне кажется, что тогда результат получается менее интересным. Нужно хотя бы два человека, чтобы началась магия. Не могу говорить за всех, каждый делает так, как удобнее ему. У меня при всех моих проектах и составах всегда остается акустический формат, я и гитара или я и клавиши. Но это скорее способ минимальными средствами получить максимум результата, и для записи мне это не подходит.

— А ты чувствуешь перемены в своем творчестве, взросление?

— Не знаю. Иногда мне кажется, что время идет назад, что раньше я была «мудрее», а сейчас - «легче». Для меня главное, чтобы этот поток продолжался. Радует, что песни пишутся и записываются, что я чувствую себя увереннее в этом пространстве.

— Как тебе кажется, человек вообще меняется с годами или это все иллюзия, мы лишь обманываем себя?

— Меняется, но не всегда линейно. Я смотрю на своих друзей и знакомых, и многие как будто играют возрастами: сегодня тебе под 40, завтра 15, а вчера было 27. Это скорее история про ощущение себя внутри и снаружи, а не про годы рождения. Думаю, мы живем в невероятно интересное время, которое стирает границы поколений и шаблонов. Хочется не потеряться в этих возможностях и реализовать максимум из того, что можешь.

— Есть какие-то вещи или люди, которые однажды кардинально изменили тебя?

— Несколько лет назад у меня произошла глубокая смена вектора: от алковечеров, офиса и такого общечеловеческого понимания «счастья» к настоящей себе, к творчеству, чему-то тонкому и органическому. Не обошлось без чая, йоги и вегетарианства (опять же, без фанатизма), но они скорее были атрибутами изменений, а не причиной. Причина - где-то внутри.

— Твое творчество всегда было очень поэтично, каких поэтов ты любишь? Кто из них тебе ближе по духу?

— Моя внутренняя «поддержка и опора» — однозначно Серебряный век: Цветаева, Блок, Пастернак, Гиппиус. Это такой фундамент, который еще в школе определил общий вектор. Сейчас мало интересуюсь поэзией, из современников люблю «своих» — Аню Крестьянинову, Катю Голубеву, Дениса Чикайлова.

Себя я считаю автором песен, а не поэтом, поэтому мне интереснее углубляться в тексты песен, а не в поэзию. Не так давно «ныряла» в тексты Леонарда Коэна: для меня они стали открытием, было безумно интересно их переосмыслить. Надеюсь, это не пройдет даром.

— Какая музыка тебя в последнее время вдохновляет?

— Zero 7,Nouvelle Vague, Morcheeba – группы, за которые я готова отдать полцарства, руку и сердце. В одном ряду по значимости, но совсем другие по звучанию, — Nirvana и Аукцыон. В целом вдохновляет весь плейлист радиостанции «Серебряный дождь». В последнее время радуют «Самое большое простое число» и «Дайте танк!», очень впечатлили АИГЕЛ. Это не те исполнители, под которых мне хочется жить, но которые дают понимание контекста, меняют привычный взгляд на вещи.

— Кстати, есть жанр музыки, который ты на дух не переносишь?

— Вряд ли: в каждом жанре есть что-то достойное. У меня странные отношения с Бьорк: при огромном уважении и интересе к ее творчеству слушать ее долго я просто физически не могу. Похожая история с Portishead – обожаю трип-хоп и все, что они делают, но на третьем их треке я кончаюсь как личность и хочу всю оставшуюся жизнь пролежать лицом в асфальт. Но при этом продолжаю их искренне любить.

— Расскажи немного о своих творческих планах.

— Планировать сейчас - страшно и непонятно, но есть определенные векторы: хочется выпустить полноценные альбомы с X U и «Стыдно», сделать акустический концерт. Хочется сориентироваться в этой новой реальности и найти такой формат (и для музыки, и для ее исполнения, и для ее распространения), который будет актуальным сегодня и завтра.

Источник фотографии: Скриншоты: https://vk.com/photo7655143_457249049 (автор фото - Ольга Орлова), https://vk.com/photo7655143_456246744 (автор фото - Максим Ситников), https://vk.com/photo7655143_456246099 (автор фото - Михаил Шпадырев)
Читайте также:
В Пензе готовят к сдаче более 10 отремонтированных дорог
14:33
Пензенский «Дизель» пополнился новыми нападающими
14:16
Новости СМИ2

Эксклюзив

Loading…

×
Телеканал Экспресс