print_r(EVAL)
Class: None | Type: Unknow | Function: eval
File: /var/www/www-root/data/www/penza-press.ru/functions/func.common.php(147) : eval()'d code line 37
Array
(
    [temp] => -3
    [weatherType] => облачно
    [image] => https://yastatic.net/weather/i/icons/blueye/24/ovc.png
)
Погода
облачно
-3 оС
0:48
24.11.2020г.
Covid-19. Брифинг с пензенским митрополитом Серафимом о работе храмов

Covid-19. Брифинг с пензенским митрополитом Серафимом о работе храмов

5 ноября на онлайн-брифинге в ИА «Пенза-Пресс» 5 ноября управляющий Пензенской епархией — митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим ответил на вопросы пензенцев о работе церквей во время пандемии коронавируса.

Управляющий Пензенской епархией — митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим рассказал о мерах безопасности и о том, как пандемия повлияла на работу храмов и служителей церквей. Также он ответил на вопросы читателей.

Вопросы можно было присылать на электронную почту редакции (penzapress@yandex.ru) заранее и в день брифинга с пометкой «Брифинг с митрополитом».

Корреспондент информагентства Юлия Кадникова: Расскажите, как выстроена работа церквей во время пандемии коронавируса? Какие меры безопасности соблюдаются? Может, каким-то образом контролируете количество прихожан в храмах? Как изменилось число прихожан?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: То положение, в котором мы все оказались, оно нестандартное. Для верующих было большим соблазном, когда мы закрыли храм на Пасху. Мнения разделились: поддерживали протестовали. Уже с течением месяцев мы выработали свои внутренние меры, чтобы сдерживать вирус. Что касается обычных приходов, если заболевают священнослужители и прихожане, мы закрываем на карантин церковь от недели до двух. Слава Богу, таких случаев не очень много.

У нас был мужской монастырь закрыт. Со вчерашнего для закрыли женский монастырь. Количество прихожан снизилось – люди боятся заболеть, ведь церковь одно из тех мест, где можно заразиться. Храмы не предусмотрены на то, чтобы один человек стоял на двух кв. метрах - не предусмотрена соцдистанция, особенно в праздники. Традиции – целование икон, креста и так далее, люди с осторожностью относятся. Мы просим, чтобы соблюдали масочный режим.

Вчера был большой праздник Казанской иконы Божьей Матери. Нельзя было пройти мимо этой даты, в храме всего было 10 прихожан, остальные – на улице, нам предоставили экран и звуковую систему, люди молились на улице на положенном расстоянии, на причастие выходил священник. Стараемся уберечь друг друга от болезни. Сотрудники у нас и утром, и вечером измеряют температуру. У нас сложный момент имеется - много сотрудников, которые уже в возрасте, мы их не вызываем. Если в марте-апреле это была серьезная проблема, то сейчас все стабильно, стараемся заменять, насколько это возможно. 

Юлия Кадникова: Отменили ли в храмах такие ритуалы, как крещение, отпевание умерших, венчания и другие, чтобы минимизировать риск заражения прихожан?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Их не отменили, мы отпеваем и тех, кто погиб от коронавируса. Летом отпевали у церкви, не вносили внутрь. Сейчас отпеваем в храме, но только с участием близких родственников.

Мы не делали запретов на крещение и венчание, но люди боятся заразиться – пошел спад. Например, во время крещения - страх за малышей. Пока мы не сталкивались, что есть конфликты и недопонимания со стороны прихожан.

Юлия Кадникова: Многие прихожане во время молитв целуют иконы. Предпринимаются ли какие-то меры, чтобы люди не передавали друг другу инфекцию?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Что касается целования крестов и икон. Есть иконы, которые просто находятся в храме, и иконы праздника. Для последних обычай сохранен, но около них стоит человек, который протирает их спиртом после каждого человека. Мы говорим людям, чтобы это был поклон. Что касается целования креста, мы возлагаем его на голову, также руку священник не дает, только кладет на голову в знак благословения.

Что касается остальных икон, есть мое распоряжение, чтобы все то, что раньше было почитаемыми святынями, к которым люди просто приходили, мы постарались все убрать, чтобы было меньше соблазна, так как за всем уследить невозможно.

Инна Алексеевна: Будут ли прививаться священнослужители? Не заразят ли они прихожан?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Вопрос прививки - личный, я, например, до эпидемии не задумывался об этом, не прививался. Когда все это наступило, я привился от гриппа и пневмонии. Считаю, что это правильно, потому что священник, это человек, который общается с большим кругом людей. По роду деятельности участвую в различных мероприятиях. Тем не менее, заставлять мы никого не будем из священнослужителей этого делать. Я думаю, многие из нас будут прививаться. Были радикальные мнения, что ковида нет, но я скажу словами Управляющего делами Московской Патриархии митрополита Воскресенского Дионисия: «Во все поверишь, когда рядом лежат люди и тяжело дышат, а на следующий день кого-то отправляют в палату реабилитации, а кого-то в вечный путь». 

Здоровым людям, думаю, нужно прививаться, потому что это возможность остановить эту страшную эпидемию.

Ольга: Из-за пандемии многие перешли на удаленку. Как церковь относится к службам в режиме онлайн?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: У нас тоже проводятся службы в онлайн-режиме. Центральные каналы - «Спас» и «Союз» - ведут ежедневные трансляции.

19 октября на канале «Союз» велась трансляция из нашего Успенского собора. У меня есть опасение того, что люди привыкнут к этому, ведь мы уже длительное время на карантине, особенно пожилые. Я уверен, что живое общение со священником - его не заменить. Мы прибегаем к этим мерам как к очень нужным в данный момент. Но я бы не сказал, что мы видим какой-то прогресс в дальнейшем в этом. Я надеюсь, что это страшное время, рано или поздно закончится. Ведь как и любая эпидемия, она вырождается и теряет свою силу. Конечно, ежегодно какое-то количество людей будет болеть, но уже не будет такой массовости.

Сергей: Некоторые ритуалы, например, причащение, завершаются питьем из общей чаши кагора. Остались ли подобные традиции во время пандемии?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Я поправлю, запивают компотом. Мы с марта перевели все на одноразовую посуду. Причищаем из одной лжицы (ложки) - в виду того, что тяжелая ситуация, лжицу мы макаем в спирт и протираем после каждого человека. После причастия раньше отирали уста платом, сейчас мы от этого ушли, раздаем одноразовые салфетки, после чего их утилизируют. Мы, как люди верующие, верим, что через таинства ничего не должно передаваться, но, опять же, кто-то верит, а кто-то нет. Чтобы сомнений не было, все проспиртовываем. Я говорил, что кресты мы не даем целовать, но, тем не менее, после каждой службы дезинфицируем. 

Валентина Ивановна: Если вдруг заболевших станет больше, есть ли такая возможность, что все службы отменятся? А как в таком случае быть тем, у кого сложная ситуация и просто необходима такая духовная поддержка?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: У нас уже было такое в апреле, когда нас закрывали на Страстную неделю.

Если государство вновь уйдет на карантин, то придется отменить службы. Что касается частных нужд, то все священники будут на связи, и они по просьбе смогут приезжать к человеку, но с условием «если», если это не будет строгим карантином. Мы же видим сводки каждый день - все больше и больше становится заболевших. Пока неизвестно, как будет дальше. Но в онлайн-общении священник будет каждый день.

Таня: А если вдруг на службу придет слишком много людей? Неужели кого-то не пустят в храм?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Для этого мы работаем с прихожанами. Надеюсь, что спад заболевших будет к Рождеству, которое является всеобщим посещением христианами храмов, потому что там будет, конечно, трагедия, потому что придется кого-то пустить, а кого-то нет. Мы объясняем людям, что раньше та традиция посещения служб в воскресенье - пока мы с ней должны попрощаться. Есть возможность, приходите в среду, в воскресенье посидите дома. Нет возможности - у нас в воскресенье проходят две литургии. Пока проблемы, чтобы у нас были храмы битком, нет. Но я боюсь, что, если такая тяжелая ситуация сохранится до Рождества, здесь придется принимать карантинные меры. Если даже на Пасху, невзирая на то, что она была не так уж поздняя, было не так прохладно, можно было совершить богослужения на улице, то на Рождество так не получится. Будем надеяться и молиться, что до этих праздников вторая волна уйдет. Но, опять же, даже если мы к этому празднику не будем закрыты, будем стараться совершать больше литургий, будем просить прихожан посещать храмы не только ночью, но и днем. Пока загадывать сложно.

Борис: Немножко не по теме, но все же спрошу - когда планируется открыть Спасский собор? Так давно строится уже. И планируется ли в ближайшие годы строить в регионе, в Пензе какие-то церкви. И если да, то где?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: И у власти, и у меня было желание, чтобы собор уже открыли в августе, но Господь внес свои коррективы через пандемию. Все те, у кого были подписаны договоры с нами, все было отсрочено. В свое время я думал, что первая литургия будет на Пасху в 2020-м. Но все закрыли. Перед Страстной неделей мы посоветовались и отложили открытие. Надеюсь, на Рождество мы будем служить, но я боюсь об этом говорить, кто знает, может, снова служба пройдет перед камерами. Губернатор Иван Белозерцев очень хочет, и я хочу, чтобы собор освятил Патриарх, но говорить об этом рано.

Собор строится 8 лет со времени закладки, надеюсь к концу года все договорные обязательства будут выполнены. Если Богу будет угодно и позволит эпидобстановка, то, может быть, начнем там богослужения с Нового года.

Людям кажется, что это длится очень долго, но я могу сказать, что для Пензы такое колоссальное строительство, тем более, когда начали стройку, начался кризис, с учетом того, что это памятник истории, я не считаю, что это строительство, затянувшееся надолго. Хочу напомнить, что предыдущее здание собора строилось 24 года. Сейчас и технологии другие, и время, хоть я и говорю, что оно непростое, но лучше, чем война.

Что касается строительства храмов, безусловно, мы не останавливаем проекты, потому что большинство тех строек, которые проводятся в регионе, это инициатива людей. Сейчас у нас заканчивается строительство храма на Ахунском кладбище, закончилось  строительство храма в Камайке, когда пройдет волна, сможем его освятить, таких примеров с десяток можно привести.

Конечно, в Пензе есть необходимость, где прихожане обращаются с просьбой построить храм. В этом не стоит острая нужда, но, например, очень активно развился район Ново-западной поляны, да и на Западной поляне соборов нет. 

Медленно, но верно проходят новые строительства в Заводском районе, там тоже нет храмов. Тоже это вопрос грядущий, что нужно что-то построить. Единственный храм при ПГУАСе, но он маленький, домовый. Я не могу сказать, опять же, что это острая проблема. 

Потихоньку будем развиваться.

Илья: Мне 29 лет, я решил для себя, что хочу быть священником. Долго к этому приходил, но все же решился. Подскажите, можно ли в моем возрасте поступить в семинарию? Что для этого нужно сделать?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Да можно, только в следующем году. За этот год нужно проходить практику в одном из приходов, помогать священнику в чтении, пении и обучаться. Если человек обременен семьей и работой, то у нас есть очно-заочная, заочная формы обучения. Учиться нужно 4 года. 

Рома: Слышал несколько раз, что в храмах нельзя зажигать принесенные с собой свечи, нужно обязательно купить их в лавке. Правда ли это?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Да это так, связано с тем, что свеча - жертва, принесенная храму. В этом суть. Свеча - это не зажженный огонь перед иконой, это жертва. Храм - не здание и купола, это общество людей, собранное одной верой и упованием, эта община существует за счет пожертвований. За счет этого храм украшается и ремонтируется.  У нас нет государственных и иных финансирований, только пожертвования. 

Светлана: Однажды я пришла в церковь, хотела сама зажечь свечу, а мне сказали, что свечи зажигают работники храма, мне самой это сделать нельзя. Как так может быть? Всегда же прихожане зажигали свечи и ставили их самостоятельно.

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Это неправильно, нехорошо поступили. Есть такие моменты, когда человек пришел в не богослужебное время, и, наверное, работникам храма дали распоряжение зажигать только на службе. Но это плохо. Если Светлане не сложно, она может рассказать, где это произошло, чтобы навести там порядок. У нас только в Пензе 40 приходов, а по области около 400, за всеми уследить невозможно, поэтому бывают такие недоумения.

Владимир: Всегда было интересно, почему молитвы не переводят на современный язык?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Я боюсь, что не смогу ответить на этот вопрос и за час. Есть какая-то сакральность в этом. Все славяне, сербы, болгары, белорусы и другие народы совершают богослужения на церковно-славянском языке, это объединяющая сила некая.

С другой стороны, справедливо суждение, что для многих это не вполне понятно. Говоря о самом стиле языка, часто задумываешься, что прихожане должны понимать, что произносят. 

Среди причин не перевода - это часть церкви, которая против, отсылка к 20 веку, когда были неудачные попытки переводов, во-вторых, достоверность переводов, ведь любой древний язык богаче современного - одно слово иногда нельзя перевести и предложением. Поэтому если мы это будем делать, богослужение может утеряться. Я не могу сказать, что мы со времен патриарха Никона ничего не переводили, тексты все равно русифицируются. Чтобы понять молитвы, сейчас из-за пандемии это неактуально, мы проводим беседы, кружки.

Кроме того, у нас есть молитвословы, где молитвы написаны и на церковно-славянском языке, и с переводом на русский, поэтому дома можно молиться на русском. 

Михаил Леонидович: А как писать записки с именами? Ручки же общие — ими пишут все подряд и вряд ли сотрудники храма их дезинфицируют после каждого.

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Да, это проблема. Но и прихожане могут о себе позаботиться - пользоваться перчатками или принести ручку с собой. Потому что дезинфицировать каждую ручку или их утилизировать и снова покупать - не у каждого прихода найдутся средства. Поэтому я бы призвал многих, это не в качестве укора, а просьбы, что и церковь обязана соблюдать санитарные нормы, но и мы не должны вести себя только как общество потребления, но и иметь маску с перчатками.

Нина: Совсем скоро много православных праздников, например, Рождество. Наверняка в эту ночь полна церковь будет народа. Как уберечься от коронавируса в этом случае? Какие меры будут предприняты? Там ведь никакой речи о социальной дистанции не будет идти.

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Люди уже тоже думают над этим, как и я. Норма соцдистанции будет однозначно, но кого-то не сможем пустить, деваться некуда. Никто нам не позволит забить храмы битком. Мы будем следить за ситуацией, через месяц будем готовиться к этому, потому что пока рано об этом говорить. Да, на Рождество будет сложно, потому что приходят те, кто не являются постоянными прихожанами. Будем ограничивать, ведь мы знаем площади храмов, у нас есть разметки практически везде. 

Там еще и раздача святой воды, а это огромные очереди. Будем делать больше точек выдачи воды, организовывать волонтеров, чтобы они по звонку развозили святую воду пожилым.

Олег: Я часто хожу в церковь, но дома никогда не молился именно как в церкви. Боюсь подхватить коронавирус и пропускаю службы, а делать этого совсем не хочется. Подскажите основные правила молитвы дома.

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Очень простые правила, в интернете можно найти на православных сайтах. Нужно встать перед иконой и прочитать молитвы, которые положены. Поделюсь личным опытом, я не всегда могу бывать на всех богослужениях. Поэтому я вечером могу вычитать молитву дома. 

Если нет возможности пользоваться интернетом, обратитесь к приходу, священник поможет.

Мария Корженкова: Моя 7-летняя дочка категорически отказывается ходить в церковь, порой приходится тащить ее силком. Как привить ей любовь к православию?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Тащить не нужно, только собственный пример и воспитание. Это болезнь людей, которые сами начинают «оцерквляться» и начинают за собой вести ребенка. А потом ему исполняется 12-13 лет и он категорически отказывается. 

Насилие отторгает. Ведь когда человеку что-то не нравится, то если заставлять, не понравится вдвойне. Можно поработать с ребенком: прогуляться в воскресный день, попросите зайти в храм, когда нет службы, пусть все посмотрит. Побеседуйте, почитайте вместе отрывки из детских библий. Это желание будет формироваться не день и не месяц. Насильно не нужно тянуть. Дети очень быстро все запоминают, и это насилие может выразиться протестом не только к церкви, но и к вам. Можете съездить в паломническую поездку, если есть возможность.

Александр: Мы планировали в скором времени покрестить сына, какие правила сейчас нам необходимо соблюсти помимо традиционных? Я имею ввиду правила поведения в церкви во время этого ритуала в период пандемии коронавируса? Может, минимум присутствующих должно быть, еще там что. Нужно ли ребенку надевать маску?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Ребенку нельзя надевать маску. Если есть желание, вам не откажут. Могут присутствовать крестный и крестная в масках, родители должны быть за пределами во время крещения, их потом пригласят. Главное, чтобы присутствующие были здоровыми.

Дарья Рогова: Мы с мужем планируем обвенчаться. Когда и как это лучше сделать во время такой ситуации с коронавирусом?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Я бы посоветовал подождать до более благоприятных времен. Это торжество, поэтому навряд ли захочется прийти вдвоем. Месяц, полтора можно подождать.

Слава Н.: На фотографиях, да и в жизни я замечал, что священники не соблюдают дистанцию сами во время молитв. Правильно ли это?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Я не могу ответить, может это касается исповеди. Священнослужители должны быть в масках. Если Слава имеет ввиду внутри алтаря, то он отделен перегородкой, и там не так много людей. 

В чем состоит соцдистанция: если священнослужители одного прихода, то тут вопрос стоит на доверии, как в семье.

Здесь невозможно отгородиться линейкой и совсем не подходить к людям.

Если вас смущают такие моменты, вы можете обратиться к нам, мы наведем порядок.

Гриша: Некоторые люди, которые болеют, зовут на дом священника, чтобы причаститься. Наверняка, не исключение и больные коронавирусом. Приходят ли священнослужители к ним? Какие меры они предпринимают для того, чтобы не заразиться?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Да, это вопрос есть. Это относится к порядочности людей, у нас были такие случаи, когда человек скрывал, что болеет ковидом и общался со священником. Но если просят, особенно больного, то священник обязан пойти, с соблюдением мер безопасности. Когда коронавирусным больным тяжело, нас не пускают в больницы, это постановление министерства, в дома – возможно. Уповаем на то, что люди порядочные, и они предупредят.

Марина Евгеньевна: Как вы относитесь к тем ограничениям, которые нам диктует коронавирус? Не болели ли вы?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Я переболел, но диагноз мне не поставили. Я три недели был на самоизоляции и не общался ни с кем, но и сейчас осторожен. Я проверил легкие, у меня хорошие анализы.

Я плохо отношусь к ограничениям, но Господь нас ставит в такие условия, которые нам нужны. Я поделюсь сокровенным, когда в марте сказали с экранов телевизоров, что после болезни мы выйдем из нее другими, я подумал, ну говорят, и говорят. Но когда сам с этим столкнулся, понял, что это так. Нас это стимулирует к тому, чтобы в мозгу навести порядок. Я думаю, после такого испытания мы должны быть добрее к ближним, относиться к ним с большей любовью.

Ольга З.: Если ситуация с коронавирусом будет сложной и после Нового года, то будут ли проводить рождественские богослужения? Или организуют трансляцию?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Трансляция будет однозначно, даже если пройдет пик, то пожилым, скорее всего, придется соблюдать самоизоляцию. О том, как будем совершать богослужение, пока рано говорить. 

Дмитрий: Помню, в начале пандемии вы совершали воздушный крестный ход – читали молитвы об избавлении от коронавируса. Планируете ли еще раз это повторить?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Это зависит не от меня. Если возможность представится, обязательно это сделаю.

Женя: А священнослужители, которые живут в храмах, кто-то из них болел коронавирусом? Как у них соблюдаются меры безопасности?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: У нас таких нет, это о монастырях, если там кто-то заболел, то закрываем на карантин на 2 недели. Это делается для того, чтобы увидеть, заболел ли еще кто-то.

Ксения Петровна: Какое место для вас является самым священным? Куда посоветуете совершить паломничество?

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: Я бы мог ответить пространно. Мне кажется, что самым священным местом для христианина является Иерусалим, место, где родился Иисус Христос.

Но это дорого, и пандемия вносит коррективы. Что касается России, для меня важными местами являются Дивеево, Лавра Преподобного Сергия в Подмосковье, Валаамский и Соловецкий монастыри. Если в области, то для меня сакральных мест очень много: люблю Наровчат, Нижний Ломов, Оленевку, могу перечислять бесконечно. Паломничество совершать нужно, это внутренняя зарядка и поддержка с одной стороны. С другой - когда ты там бываешь, отвлекаешься от будничных мыслей, переводишь их в другие планы и реалии, а это для любого человека важно.

Неважно, какое место самое святое, важно то, какое тебе греет душу и куда тебе хочется вернуться.

Читайте также:
Пензенский «Дизель» крупной победой завершил домашнюю серию
23:40
«Университет-Визит» уверенно обыграл «Рязань-РГУ»
22:50
Новости СМИ2

Эксклюзив

×
Телеканал Экспресс
Радио Экспресс