print_r(EVAL)
Class: None | Type: Unknow | Function: eval
File: /var/www/www-root/data/www/penza-press.ru/functions/func.common.php(147) : eval()'d code line 37
Array
(
    [temp] => +32
    [weatherType] => облачно с прояснениями
    [image] => https://yastatic.net/weather/i/icons/blueye/24/bkn_d.png
)
Погода
облачно с прояснениями
+32 оС
16:58
22.06.2021г.
Говорит Jazz May. Саша Алмазова

Говорит Jazz May. Саша Алмазова

Мы продолжаем серию интервью с героями музыкального фестиваля Jazz May (0+), который проходит в Пензе с 21 по 23 мая. На этот раз нашей собеседницей стала аша Алмазова — лидер группы «Саша Алмазова и Non Cadenza». На фестиваль этот коллектив приезжает уже второй раз и с неизменным успехом играет на открытой площадке. Поговорили с Сашей о приятных воспоминаниях про Jazz May-2014, значимости видеоарта для музыканта и Маниже.

О Jazz May-2014

Я помню, что были безумно крутые впечатления. Меня очень поразил уровень и энтузиазм организаторов, в том числе Олега Рубцова, который такую махину взял под свою ответственность. Понятно, что в России джаз — не самая популярная музыка и, как правило, когда люди занимаются чем-то подобным, это не очень окупается. Зато видно, что организаторы действительно любят такую музыку, хотят нести её в массы. И, несмотря на то, что я не джазовая певица, не джазовый музыкант, я могу сказать, что относительно нашего творчества ситуация абсолютно такая же. Потому что наша музыка немного андеграундная, некоммерческая, околоджазовая, и я тоже всю жизнь с этим сталкиваюсь, знаю, что это такое.

Ещё меня поразила филармония и замечательные люди: тогда случился мощный отклик от зрителей, мне многие написали, многие спрашивали в течение всех этих лет, почему мы не приезжаем. Поэтому мы были очень рады приглашению в этом году.

О разнице между клубными выступлениями и концертами на открытых площадках

Дело не в площадке, а в людях. Когда ты играешь в клубе — слушатели приходят целенаправленно на твой концерт, и это очень здорово, но, с другой стороны, когда ты играешь только так — это немножечко расслабляет. Потому что ты знаешь, что пришли конкретно к тебе. А когда ты играешь на фестивале, тебе нужно заново в себя влюбить людей. Нужно, оставаться собой, но где-то, корректировать свои привычные подходы. Я как человек, который ведёт концерт, знаю, как это непросто: мне нужно общаться с публикой, правильно продумать драматургию выступления. Например, я иногда пою с залом вместе, устраиваю какую-то перекличку, диалог. В клубе для публики, которая нас хорошо знает, — это элементарно. Я знаю, что они будут петь вместе со мной, танцевать. А если это новая публика, которая не смотрит, скучает — это призыв к действию, чтобы привлечь их внимание, начать по-другому взаимодействовать. Это каждый раз эксперимент и вызов самому себе. Но очень приятно и здорово, когда получается завоёвывать новые сердца.

Об энергетике залов

У нас никогда не было такого, чтобы мы совсем не завели зал. Но энергетика бывает разная. Иногда совершенно сумасшедшая и зашкаливающая, когда люди с первого аккорда уже танцуют на столах, а бывает, что публика просто вдумчиво слушает. То есть, ты чувствуешь меньше драйва и эмоционального ответа от аудитории, но это совершенно не значит, что людям не нравится. В Петербурге аудитория ближе к такой. Не могу сказать, что мне это очень нравится. Мне кажется, что нужно быть более эмоционально открытым человеком.

Когда я была в Нью-Йорке и ходила там на концерты и в театр, меня поразило, что даже на современном балете люди совершенно не стесняются проявлять свои эмоции: они визжат, кричат, вскакивают со стульев, очень громко хлопают. И это очень круто, потому что это мощная поддержка для артиста. Он же не всегда понимает, что там происходит, что про него думают. И вот это меня иногда немножко расстраивает: кажется, что я головой пробиваю кирпичную стену. Но потом в этой кромешной тишине раздаются громкие аплодисменты.

О творческих планах на ближайшее будущее

Относительно недавно мы выпустили парочку синглов: один - на карантине, один — 1 января, такую новогоднюю лирическую композицию. В ближайшее время я готовлю несколько сольных песен. Они будут без ребят, но это совершенно ничего не значит, я думаю, с группой мы тоже сделаем ещё несколько синглов. А в итоге, видимо, это всё придёт к альбому. Просто сейчас сложно всё это организовать технически, поскольку был карантин, а до него у меня были личные обстоятельства в жизни, которые не позволяли мне достаточно долго вести концертную деятельность. А когда группа из этого выпадает, сложно на искусственно созданной мотивации что-то делать. Когда есть активная деятельность: музыка, альбомы, синглы — всё рождается очень органично. Поэтому сейчас, я надеюсь, мы наберём немного обороты, побольше поездим, поиграем, пообщаемся, и всё это опять приведёт к какому-то детищу.

Про клип, снятый на карантине

Во время съёмок мы даже не пересекались с ребятами, хотя, конечно, общались со съёмочной группой. Мы восприняли пандемию как возможность для креатива и придумали эту фишку. Например, кто-то из ребят сидел дома и его снимал коптер, а с оператором он перезванивался по телефону. Поэтому нам практически удалось соблюсти во время съёмок все карантинные предписания. Решили, что это будет символично — оставить такой клип в истории.

Про значимость клипов для музыкантов

Надеюсь, что весь визуальный продакшн у нас в будущем, потому что он играет важную роль. Он может не быть супер-навороченным и с 3D-эффектами, а просто снятым на телефон, но всё равно будет иметь значение. У клипа, который мы сняли на Новый год, был очень большой выхлоп, даже больше, чем у карантинного клипа. При этом над последним мы маялись очень много, почти месяц его снимали, долго занимались песней, чтобы красиво её выпустить, каждый записывал партию у себя дома. А «Снег в апреле» был сделан буквально за неделю. То есть была написана песня, и уже через неделю мы встретились, чтобы за пару часов записать клип, потом он очень быстро вышел. И я получила огромную реакцию: много писем от людей, каких-то отметок.

Из клипов других исполнителей мне очень много, что нравится. Но сейчас я уже дошла до той стадии, когда мне совершенно не хочется за кем-то повторять, как это было в юности, когда ты постоянно невольно ищешь кого-то для подражания. Сейчас хочется быть собой, но, тем не менее, черпать какое-то вдохновение из работ других людей.

О Маниже

Мне кажется, что это пример того, что в английском называется artist — намного более ёмкого понятия, чем просто певица или музыкант. Это человек, который занимается искусством. Она вокруг себя создаёт арт-атмосферу, определённый визуальный образ, который при этом может быть разным. Мне кажется, ей это очень круто удаётся. И то, что она сейчас представляет нашу страну на «Евровидении» и, возможно, займёт какое-то хорошее место, — это очень достойно. Потому что в отличии от каких-то певцов-однодневок из «ТикТока» и поющих блогеров, она действительно настоящий артист.

Ситуация вокруг Манижи закономерна, никто от этого не застрахован. Как только человек попадает в широкое информационное поле, он должен быть к этому готов, и мне почему-то кажется, что она готова. Я с ней лично не знакома, но я смотрела её интервью, у нас масса общих знакомых. И из всего, что я о ней знаю, я сделала вывод, что она зрела для этого и теперь готова к такому резонансу.

На самом деле для меня лично не имеет значения, что там за всем этим стоит, даже если оно стоит, даже если она не просто так там оказалась, потому что Манижа этого заслуживает. Это не человек, который случайно попал на «Евровидение», а тот, который целенаправленно и очень долго к этому шёл, очень много занимался, много учился, прошёл много проектов различных и развивал себя как личность. Ведь то, что она транслирует, это не просто какая-то музыка, какой-то хайп. Она же поднимает глубокие социальные проблемы. Неважно, что за этим стоит. То, что она это делает — круто.

Про судьбу российской женщины

Песня Манижы Russian Woman тоже вызывает во мне резонанс. Мне кажется, в этом есть очень много правды. На российских женщин возложен очень тяжёлый груз ответственности, который они не выбирали. Просто так устроено общество, система, и, к сожалению, так сложилось исторически. Потому что, если вникать в историю — никто ни в чём не виноват, мужчины в том числе. Их просто не было рядом очень долго, и женщинам приходилось очень много брать на себя.

Мужчины на протяжении всего XX века воевали, выживали, пытались прокормить семью. В этом плане неудивительно, что европейские женщины сейчас чувствуют себя по-другому и у них намного больше прав. У нас вроде как тоже много прав, но на деле у нас очень дикое общество. Я на себе это сильно ощутила, когда стала мамой: многие женщины, особенно, старшего поколения, начинают тебе что-то навязывать, много мужчин совершенно не готовы к партнёрским отношениям.

Я говорю не про себя, а в целом, поскольку, став мамой, много с кем познакомилась, много женщин узнала не из своей музыкальной тусовки. И в основном всем очень непросто, потому что слишком много предъявляется требований к женщине, и она себе много предъявляет: нужно быть там-сям, мамой, зарабатывать, ещё прекрасно выглядеть... Во мне это очень резонирует, даже пробуждает некие феминистические наклонности, несмотря на то, что, наверное, странно такое слышать от женщины с тремя детьми.

О главной джазовой музыке в жизни

Майлс Дейвис «Kind of Blue», Джони Митчелл «Blue», хотя это не совсем джазовый альбом, вся Нина Симон, Билли Холидей — тоже конкретный альбом не назову. Гретчен Парлато, Пат Мэтини, Херби Хэнкок и Чик Кориа.

Татьяна Котина

Источник фотографии: фото предоставлено Татьяной Котиной
Читайте также:
Никольский музей стекла и хрусталя ждет масштабный ремонт
16:47
В пензенском зоопарке появился очаровательный птенец филина
16:30
Новости СМИ2

Эксклюзив

×
Телеканал Экспресс
Радио Экспресс