print_r(EVAL)
Class: None | Type: Unknow | Function: eval
File: /var/www/www-root/data/www/penza-press.ru/functions/func.common.php(147) : eval()'d code line 37
Array
(
    [temp] => +14
    [weatherType] => ясно
    [image] => https://yastatic.net/weather/i/icons/blueye/24/skc_n.png
)
Погода
ясно
+14 оС
4:42
05.08.2021г.
Говорит Jazz May. Вадим Эйленкриг

Говорит Jazz May. Вадим Эйленкриг

Несмотря на то, что фестиваль Jazz May Penza-2021 завершился, мы продолжаем серию материалов о музыкантах, которые стали его гостями. На сцену киноконцертного зала «Пенза» поднялись выдающийся трубач Вадим Эйленкриг и его группа Eilenkrig Crew. Перед самым выступлением нам удалось немного побеседовать с лидером коллектива о самокритике, телевизионной карьере и кризисе в искусстве.

Об известности

Я до сих пор не чувствую себя медийным человеком. В силу того, что работаю на телеканале «Культура», меня знает ограниченный круг людей, но при этом они — наша публика. Узнаваемость повысилась, но я этого не ощущаю. Наоборот, опасаюсь, что буду выходить на сцену и от меня не будут многого ждать как от телеведущего.

О требованиях к самому себе

Я перфекционист и постоянно от себя что-то требую, постоянно собой недоволен. Но при этом придерживаюсь скорее восточной философии, нежели западной. Мне гораздо важнее быть на пути, чем прийти в точку. Поэтому, как бы банально это не звучало, для меня важен процесс, а не результат. Главное, чтобы ты четко знал, что ты на своем пути, а не на чужом.

Человеку очень трудно быть объективным. Большинство людей переоценивают то, что они делают, а оставшиеся себя гнобят. Я достаточно часто себя критикую, но мне хочется верить, что я пока еще не теряю адекватность и двумя ногами стою на земле.

О хейтерстве

Я спокойно стал относиться к хейтерству. Раньше меня жутко расстраивало, если кто-то писал, что я не умею играть, или еще какую-то гадость. А сейчас я понимаю, что это — обратная сторона популярности. Если у тебя нет хейтеров, есть повод задуматься, успешен ли ты.

Хейтерство в джазовой музыке распространено гораздо больше, чем вы можете себе представить. Прежде всего, это делают сами артисты. Не надо думать, что джазовые музыканты — это какие-то совершенно необыкновенные, добрые и чудные, интеллектуальные люди. Они такие же, как все остальные, с такими же пороками. Поэтому, если мы возьмем любой коллектив: джазовые или академические музыканты, работники цирка или просто в одном отделении банка работающие коллеги, - я думаю, что этот процент негатива будет одинаковый.

О любви

Мне всегда казалось, что человек страдающий больше способен к творчеству, но на удивление у меня получилось все наоборот. Когда я страдал или мне казалось, что я страдаю, ничего хорошего у меня не выходило. Все, что я делаю, произрастает скорее из любви, и это мне очень нравится. Мой последний альбом полностью про любовь, любовь к совершенно разным людям. Она же как краска или как запах, или какая-то вибрация. Вдруг внутри тебя рождается что-то очень-очень хорошее. Я думаю, что если бы она имела температуру, она была бы очень комфортной и теплой.

Про недавний юбилей

Дата очень странная для меня, потому что я не могу до сих пор понять: это точно тот самый возраст или нет. Но если честно, то я настолько нахожусь в той точке, в которой хотел бы быть, что он меня не расстроил. Скажу больше: если бы мне сейчас предложили бы вернуться в то время, когда мне было 20, например, я бы отказался. Потому что не готов проходить этот путь второй раз. Я все равно хотел прийти к этому. Понятно, что зал может быть чуть-чуть больше, а гонорар — выше, но, по большому счету, счастье артиста не должно зависеть от того, в каком зале ты играешь или того, сколько тебе за это заплатили. Ты внутри этого всего — и это уже счастье.

Про карьеру телеведущего

Телевидение, конечно, интересно помимо музыки, но все-таки я рассматриваю его как дополнение к карьере музыканта. Если бы встал выбор, то я, не задумываясь, остался бы в профессии. Хотя после того, как я был ведущим программы «Большой джаз», у меня был разговор с главным редактором телеканала «Культура» Сергеем Леонидовичем Шумаковым, и он мне сказал: «Вадим, вы знаете, у вас может быть серьезная, большая карьера на телевидении». Для меня это было просто какое-то невероятное признание, особенно от такого профессионала, как он.

О современном состоянии телевидения и кризисе в искусстве

Телевидение умирает и уступает место интернету, в этом есть плюсы и есть минусы. Очевидные плюсы - в том, что многие люди, которых ни за что бы не пригласили на телевидение, могут самостоятельно стать узнаваемыми, получить свой шанс. Минус заключается в том же — выбирают новых звезд не всегда самые культурные, воспитанные, образованные и тонко чувствующие люди. Мне кажется, именно поэтому сейчас искусство в кризисе. А с другой стороны, это может не иметь никакого отношения к интернету и телевидению. Вполне возможно, что кризис в искусстве и в науке связан, например, с кризисом философии, потому что последнее что-то серьезное в ней — это экзистенциализм: Сартр, Камю. Поэтому, мне кажется, встало все.

Нужно ждать, когда появятся интересные артисты с новыми идеями. Мы как раз говорили сегодня с коллегами о том, что мы слушаем постоянно какие-то топы, а там не происходит ничего вообще. Приведу пример: много лет назад я услышал потрясающую песню Кендрика Ламара «i». Я думаю: «Блин, как же круто, какой грув! Находят же!». А потом слушаю свое любимое радио «Funk» и вдруг понимаю, что основной грув взят у очень известной группы 70-х годов, и все, что Кендрик Ламар воткнул туда, — это свой сомнительный рэп, ну а непосредственно то, что качает: рисунок баса, барабанов, всего остального, — это уже было. И таких примеров очень много. Но я уверен, что мы прорвемся. Мы — глобально, как человечество.

О любимых джазовых альбомах

Конечно, это альбом Стэна Гетца и Жуана Жилберту с босановами, потому что Стэн Гетц — невероятный мелодист. Как говорит мой папа, он играет на саксофоне так, как будто объясняется в любви женщине. Еще один альбом — Brecker Brothers «Straphangin'». Я тоже был академическим музыкантом не без доли снобизма, думал, что джаз играют те, кто не смог играть классику. И вдруг услышал Brecker Brothers и стал подозревать, что все не так просто, и, оказывается, ребята умеют играть. «Kind of Blue» Майлса Дейвиса, конечно, и не просто потому что это его величайший альбом, а потому что «Blue in Green» я могу слушать бесконечно, это самая моя любимая композиция в музыке, в джазе. И, наверное, к этому всему я еще добавлю свой любимый альбом Фредди Хаббарда « Red Clay». Мне кажется за последние годы не было ни одного полета на самолете, а летаю я часто, чтобы я не послушал его.

Татьяна Котина


 

Источник фотографии: Автор фото - Максим Мармур. Фото предоставлено менеджментом Вадима Эйленкрига
Читайте также:
Проявление постковидного синдрома обсудили в новом выпуске «Экспресс. Темы»
03:55
«Легковушка» превратилась в груду металла после ДТП под Кузнецком
01:53
Новости СМИ2

Эксклюзив

×
Телеканал Экспресс
Радио Экспресс