19:03
16.09.2021г.
«Позитивизм» контентов как утопичная модель new-сусловской идеологии

«Позитивизм» контентов как утопичная модель new-сусловской идеологии

Регулированием медиа-пространств с разной долей успешности или неуспешности занимались и занимаются многие. Как правило, в странах с «особым» путем развития.

Почему? Да потому, что в странах с обычным путем развития, коих в мире подавляющее большинство, регулятивным фактором является публичное право, императивы которого четко и недвусмысленно выстраивают регулятивные инструменты в информационной политике медиа-игроков.

21 век в значительной степени изменил информационное пространство России, сделав его частью глобального информационного мира, в котором нет материальных границ, виз и таможенно-пограничных постов. Попытки государства усилитьсобственную регулятивную функцию в глобальном смысле терпят фиаско, потому как любое запретительное действо, очень часто текуще-конъюнктурное, политически окрашенное, все более и более выталкивает потребителей информации на «информационные кухни», в качестве которых сегодня выступают сетевые интернет-издания и разношерстные социальные сети, которые заменили собою на более высоком технологическом уровне «голоса» в брежневские времена.

Старшее поколение хорошо помнит те времена, когда степень застоя в государственной политике провоцировала пропорциональный всплеск интереса к «запрещенным» информационным носителям. Люди скупали «спидолы» и массово слушали «вражьи голоса». Чем все это закончилось, все мы хорошо помним.

Сегодня запрещенных информационных носителей в брежневско-сусловской интерпретации 20 века уже нет. Но по-прежнему есть непреодолимое желание власти на всех уровнях искривить объективный процесс информационного отображения окружающего мира. При этом инициаторы вряд ли учитывают технологический рывок информационного пространства, изменивший мир информации в принципе и новые условия, в которых стали жить сегодня ее потенциальные потребители. Отсюда ложный, порочный по сути тезис о том, что искусственное имплантирование в информационные контенты «позитивизма» на фоне живущей все более обособленно от жизни виртуальной жизни реальной спасет мир.

Не спасет, увы, так как природа человека такова, что пошатнувшиеся «базовые ценности» в системе его личного мироощущения всегда для него будут более актуализированными, нежели елеи, все чаще оторванные от реального бытия. И система «елей» успешно работала бы еще полвека назад, когда все печатные и все электронные СМИ находились под полным контролем государства. Сегодня это уже невозможно в принципе именно по причине поступательного развития неподконтрольных государству сетевых контентов.

Парадокс в том, что, чем сильнее «елеизация» информационного пространства, тем выше влияние альтернативных информационных площадок на умы людей, так как человек всегда пойдет за умело упакованной информационной приманкой, отвечающей его притязаниям и проблемам, нежели в сияющий мир «в гостях у сказки».

Вот и получается, что возврат к new-сусловской идеологии безотносительно к изменившейся парадигме потребления информации пользователями есть большая new-сусловская утопия. Более того, утопия крайне вредная, потому как она провоцирует снижение влияния официальных масс-медиа на умы потребителей, все больше отдавая приоритет неконтролируемым государством и властью площадкам. Сегодня эта тенденция стала системообразующей ввиду развитости альтернативного информирования масс, что не делает успешными «простые», механистические решения по регулированию информационного пространства.

Насколько альтернативные информационные площадки проникли в сознание людей, покажем на примерах официальной статистики. Может быть, это разрушит мифы кукловодов наивных «простых» решений, заставив их кардинально перестроить свою работу и квалификацию вместо навязывания своим работодателям очевидных фэйков. Прикладной результат этих фэйков уже просматривается в регионе: рейтинги отдельных телевизионных площадок устремились вниз, расчищая «поляну» для альтернативных носителей информации. Так кто выигрывает от всего происходящего? Явно не власть. Блажены верующие.

По данным опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), проведенного 4-5 октября 2014 года, Интернетом пользуются 66% граждан России от 18 лет и старше или 76,3 млн человек. Ежедневно выходят в Сеть 46% или 53,6 млн взрослых россиян.

Доля пользователей, которые выходят в глобальную Сеть каждый день или несколько раз в неделю, превысила 80%. Годовой прирост интернет-пользователей составил 9%, а для суточной аудитории данный показатель равен 12%.

Результаты опросов не учитывают самую юную часть российской интернет-аудитории. В России ежедневно пользуются интернетом 89% подростков в возрасте 12–17 лет, что вместе с детьми до 12 лет составляет еще около 10 млн пользователей.

По количеству пользователей Интернета Россия еще в 2012 году вышла на первое место в Европе, которое ранее занимала Германия, и на шестое место в мире. Первое место в мире занимает Китай, где веб-пользователей более 600 млн человек, далее идут США, Япония, Индия и Бразилия.

По последним данным, Интернетом пользуются 68% граждан России от 18 лет и старше, из них ежедневно - 50% или 58,3 млн россиян. Доля пользователей, которые выходят в глобальную Сеть каждый день или несколько раз в неделю, превысила 80%.



Одним из основных резервов роста российской интернет-аудитории являются люди старшего поколения. В течение последних четырех лет Рунет в основном прирастает именно за счет пользователей в возрасте от 35 лет и старше. Для сравнения, с лета 2010 по лето 2012 среди впервые подключившихся к Сети доля молодежи (18 - 24 года) составила всего 8%.

Пользование Интернета по возрастным группам (по данным Левада-Центр, март 2014).

• 18 - 24 года - 96%
• 25 - 39 лет - 93%
• 40 - 54 года - 69%
• 55 лет и старше - 27%
Среди регулярных пользователей интернета 64% – младше 40 лет.

Наибольшая активность выхода в Интернет наблюдается в вечерние и ночные часы, а также на выходных, говорится в исследовании.

Почти треть россиян не пользуются Интернетом. В своем исследовании 2013 года, Бродовская Е.В. и Шумилова О.Е. описали следующий портрет типичного непользователя в России: преимущественно лица старше 64 лет, пенсионеры или респонденты с ограниченной занятостью, малообеспеченные, структура семей которых состоит, как правило, из двух взрослых людей.

Материал подготовлен с использованием материалов сайта http://www.bizhit.ru/index/users_count/0-151

Источник фотографии: http://img.megaobzor.com/
Читайте также:
В Пензе начал дешеветь бензин. Мониторинг
17:59
Пензенцев снова ждет похолодание до +2 градусов
17:46
Новости СМИ2

Эксклюзив

×
Телеканал Экспресс
Радио Экспресс