print_r(EVAL)
Class: None | Type: Unknow | Function: eval
File: /var/www/www-root/data/www/penza-press.ru/functions/func.common.php(147) : eval()'d code line 37
Array
(
    [temp] => +6
    [weatherType] => облачно
    [image] => https://yastatic.net/weather/i/icons/blueye/24/ovc.png
)
Погода
облачно
+6 оС
22:52
31.10.2020г.
Максим Семенкин: Импортозамещение в сфере IT – вопрос госбезопасности

Максим Семенкин: Импортозамещение в сфере IT – вопрос госбезопасности

С 1 июля будут ограничены госзакупки зарубежного программного обеспечения, на приобретение которого раньше тратилось до 80 млрд рублей в год. Эта мера станет одной из многих в программе импортозамещения в IT-сфере.

О ее необходимости заговорили на высшем уровне весной прошлого года в связи с осложнением внешнеполитической ситуации. В сентябре 2014 года глава Минкомсвязи РФ Николай Никифоров обозначил основные направления, по которым, скорее всего, будет развиваться отечественная IT-сфера. Это создание мобильных операционных систем, систем управления базами данных, облачные технологии и другое.

От каких зарубежных технологий мы сможем отказаться, а от каких – нет, стоит ли бояться технологического коллапса, и какие возможности открываются в связи с этим перед российскими программистами – об этом корреспондент ИА «Пенза-Пресс» побеседовал с президентом ассоциации разработчиков программного обеспечения SECON Максимом Семенкиным.

– Информационные технологии на Западе и в России находятся на разном уровне развития. В этой связи импортозамещение в IT-сфере возможно?

– Что касается программного обеспечения (ПО), то здесь есть два варианта. Это замена зарубежных продуктов на отечественные аналоги, которые зачастую не уступают им по качеству и функционалу, и использование открытого софта (open-source software). Он может быть разработан за рубежом, но его исходный код находится в свободном доступе.

Разработок в области «железа», насколько мне известно, в России не так много. Основное производство чипов находится в Тайване, и я не представляю, как организовать его у нас, чтобы это было рентабельно. В качестве перспективной отечественной разработки могу привести процессоры «Эльбрус», которые частично уступают, но в чем-то и опережают зарубежные аналоги.

– От каких западных IT-продуктов мы никогда отказаться не сможем?

– Все это – вопрос времени. Сейчас мы от многого не сможем отказаться, потому что нужны свои разработки, а для этого – инвестиции и исследования.

– То есть, если завтра, к примеру, Microsoft или IBM уйдут с российского рынка, нас ожидает технический коллапс?

– Ну как они уйдут? Если даже и так, то их продукты все равно останутся здесь. Обслуживание и техподдержка осуществляются авторизированными дилерами, которым достаточно сложно запретить работать. Коллапса не произойдет, все как работало, так и будет работать. Просто западные IT-продукты традиционно сильны своим маркетингом. За счет этого они здорово внедрились в нашу жизнь. Поэтому российским разработчикам, которые могут не хуже, стоит активнее вкладываться в раскрутку и программу перехода.

– В августе прошлого года глава Минкомсвязи РФ Николай Никифоров заявил, что процесс импортозамещения ПО займет от трех до семи лет. По вашим оценкам, это реальные сроки? 

– За пять-семь лет можно многое сделать. Про стопроцентное импортозамещение говорить сложно, оно, мне кажется, и не должно быть абсолютным. Но по ряду стратегических направлений – я сейчас говорю об «оборонке», органах власти, где все по умолчанию должно работать на отечественном софте – это реально.

Речь идет о государственной безопасности. ПО, разработанное за рубежом, слабо контролируется на наличие «закладок». Сейчас все оборудование подключено к сети Интернет, и «закладки» – это потенциальная возможность для шпионажа. Другой вопрос, есть ли в зарубежном ПО эти «закладки» или нет. Мы не имеем доступа к исходному коду и можем только проводить его исследования, искать уязвимости. Но все это достаточно сложно и нет гарантии, что мы что-то не пропустим.

– Ситуация, в которой сейчас находится российская IT-отрасль, имеет какие-то плюсы? 

– Компании, которые умеют работать с продуктами, подходящими под программу импортозамещения, смогут быстро развиваться, осваивать новые направления. Сегодня сами заказчики больше открыты к работе с такими компаниями.

В связи с ростом курса доллара услуги российских программистов, которые, на мой взгляд, по сравнению с индийскими или китайскими еще недавно были достаточно дорогими, стали вдвое дешевле, не потеряв в качестве. То есть мы снова конкурентоспособны на мировом рынке и можем активнее привлекать внешние заказы. Для Пензы, где ряд компаний работает на западный рынок и живет заказами из Европы, это все тоже очень актуально.

– 28 января на «круглом столе» с участием губернатора и членов правительства был представлен проект региональной программы импортозамещения. Что в ней говорится об IT-отрасли? 

– В число приоритетных направлений для региона она не вошла, но разговоры о том, что неплохо бы заместить ряд зарубежных разработок на местные аналоги ведутся. ПО, установленное в некоторых госструктурах, уже морально устарело, хотя его обслуживание по-прежнему стоит огромных денег. Дешевле разработать новый софт.

– Получается, что пензенские программисты могут целиком удовлетворить нужды госсектора?

– Полностью – нет. Есть, например, системы виртуализации, и я просто не знаю, можем ли мы использовать здесь какой-то свой софт. Но большинство проектов для госсектора мы можем осуществить своими силами.

– Какие, например? 

– В частности, моя компания с нуля разрабатывала систему исполнения электронных госуслуг для правительства Пензенской области. До этого была опробована система одного из российских вендоров (компания выпускающая продукцию под собственной торговой маркой - прим. авт.), но она не удовлетворила заказчика из-за дороговизны и сложности в эксплуатации. Стоимость проекта, который предложили мы, была меньше цены годового абонентского обслуживания аналога, и при этом он не уступал по функционалу. Сейчас система работает, ей пользуются, через нее идут запросы.

Кроме того, мы предприняли еще один шаг – объявили ее open-source системой и опубликовали исходный код, чтобы другие регионы могли ее использовать. И такие отклики уже есть. Назвать регион я пока не имею права, но мы уже разворачивали для них тестовые стенды.

– Какие точки роста для пензенского IT-сообщества предоставляет программа импортозамещения?

– Сообщество растет, появляется все больше компаний, занимающихся разработкой ПО, и новые запросы со стороны органов власти, оборонной промышленности и частных клиентов станут дополнительным стимулом для роста индустрии.

Но в связи с этим возникает вопрос: что должно появиться раньше – готовые специалисты или заказ? Открывая региональные офисы, компании, прежде всего, ищут кадры, которые смогут решать поставленные задачи. И это вопрос нужно переадресовать нашим вузам.

– Судя по вашим прошлым интервью, ситуация с образованием в IT-сфере меняется в лучшую сторону, но качественного скачка все не происходит.

– Совершенно верно. В конце прошлого года глава Минкомсвязи Николай Никифоров приезжал в Пензу на открытие [второй очереди] технопарка «Рамеев», и я тогда задал ему вопрос: когда же произойдет, наконец, это качественное изменение. Из услышанного я понял, что нужно действовать самим: на уровне компаний развивать образовательные программы или организовывать независимые образовательные центры. Потому что через вузы – это достаточно долгий и сложный путь.

– Но вы же контактировали и со ВТУЗом, и с ПГУ. Это не принесло ощутимых плодов? 

– Это принесло пользу в том плане, что контакт установлен, и когда мы стартуем со своими образовательными программами, они рекомендуют своим студентам посещать наши мероприятия. Понятно, что мы никогда не вырастем до уровня образовательного заведения и не сможем обучать такое количество людей, какое они обучают. Наше дело – разрабатывать ПО, их дело – готовить для нас специалистов. Я сейчас не говорю про какую-то специализацию, а про общеинженерные навыки, которые распространены в отрасли, но в учебных заведениях они даются не в полной мере.

– Базовая подготовка в вузе плюс «доработка» вчерашнего выпускника в компании – это оптимальная схема?

– Это нормальный вариант. «Доработка», по крайней мере, в нашей компании занимает около полугода, плюс курсы. Но вузовскую базу нужно менять. Отрасль развивается быстрыми темпами, много что стало стандартом, и эти стандартные вещи далеко не всегда даются в учебных заведениях. Когда в 1999 году я окончил ПГУ и переехал по месту своей новой работы в Москву, то открыл для себя много новых и интересных вещей и начал их применять в работе – системы контроля версий, системы управления проектами. По сей день эти вещи не даются у нас в вузах за редким исключением.

Скажем так, надстройку к базовому курсу нужно делать обязательно. Это было бы хорошим подспорьем для всех компаний, когда к тебе на работу приходит вчерашний выпускник и говорит с тобой на одном языке.

Источник фотографии: Михаила Ивановского
Читайте также:
Пензячка устроила мистическую выставку картин
17:43
Умер актер, сыгравший Джеймса Бонда
17:20
Новости СМИ2

Эксклюзив

×
Телеканал Экспресс
Радио Экспресс