print_r(EVAL)
Class: None | Type: Unknow | Function: eval
File: /var/www/www-root/data/www/penza-press.ru/functions/func.common.php(147) : eval()'d code line 37
Array
(
    [temp] => +17
    [weatherType] => облачно с прояснениями
    [image] => https://yastatic.net/weather/i/icons/blueye/24/bkn_n.png
)
Погода
облачно с прояснениями
+17 оС
20:47
15.04.2021г.
С. Олейник: Без профилактики ситуация с ВИЧ в Пензе станет катастрофической

С. Олейник: Без профилактики ситуация с ВИЧ в Пензе станет катастрофической

По данным управления Роспотребнадзора, за четыре месяца этого года заболеваемость ВИЧ в Пензенской области выросла на 49,3% к аналогичному периоду, по данным минздрава – на 33%.

О причинах ухудшения ситуации и ее перспективах корреспондент ИА «Пенза-Пресс» побеседовал с президентом общественного фонда «АнтиСПИД», заместителем главного врача областного клинического центра специализированных видов медицинской помощи» Сергеем Олейником.

– Почему данные по заболеваемости ВИЧ, представленные Роспотребнадзором и региональным минздравом, отличаются?

– В статистике минздрава чаще всегоне учитываются данные по городу Заречный и по учреждениям УФСИН, а Роспотребнадзор приводит цифры по всей области. Но самое главное совсем не это, а общая тенденция. За пять месяцев этого года рост [заболеваемости ВИЧ] по региону составил 36,8%, и обусловлен он, прежде всего, ухудшением ситуации в Пензе. С начала года в областном центре выявлено 94 новых случая заражения ВИЧ – это на 46,7% превышает показатель за аналогичный прошлогодний период. В основном рост здесь идет за счет потребителей наркотиков.

– Тем не менее, и наркополиция, и наркологи говорят о снижении числа инъекционных наркоманов.

– Потребление сохраняется, даже появляются новые виды инъекционных наркотиков. По данным исследования, которое проводилось несколько лет назад, в Пензе – 7000 «инъекционщиков», и даже в теории заболеваемость ВИЧ среди них не снизится до тех пор, пока не охватит половину от общего числа.

Сейчас в Пензе среди наркоманов инфицировано порядка 400 человек. То есть 3000 человек – это тот потенциал, который будет выработан, причем в ближайшее время. Так, к примеру, было в Кузнецке, где вспышка длилась три года. Уровень пораженности там до сих пор колоссальный – 410 на 100 тыс. населения. В Пензе на 1 мая этот показатель составляет 166 на 100 тысяч человек.

– Получается, что сегодня повторяется ситуация 2011-2012 годов, когда наблюдался всплеск заболеваемости ВИЧ. В чем здесь вы видите основную причину?

– Существует закономерность: как только переставали работать программы профилактики ВИЧ среди наркозависимых, сразу шел рост заболеваемости. Вспомните 2001 год, когда «горел» Кузнецк. В Пензе такого не было, потому что здесь были программы, а в Кузнецке – нет. Сейчас их финансирование в регионе прекращено и в Пензе, и в Кузнецке.

– Наркоманы – это в подавляющем большинстве маргиналы. Выходит ли заболеваемость ВИЧ за пределы групп социального риска?

– Есть такой критерий ВОЗ: как только пораженность уязвимой группы достигает 5%, происходит генерализация, и ВИЧ начинает распространяться половым путем. Сейчас пораженность среди наркоманов – порядка 10%, хотя до 2011 года было чуть больше 1%.

Если посмотреть справку по эпидемической ситуации в регионе за четыре месяца, то 55% заражений ВИЧ происходят половым путем, 42% - как следствие употребления наркотиков.

– В своем «Живом Журнале» вы писали, что число больных ВИЧ среди молодежи в возрасте от 15 до 20 лет будет расти. Это тоже следствие генерализации?

– Конечно. Равно как и ухудшение ситуации среди беременных, где происходит рост выявляемости ВИЧ – у многих диагноз выявляют, только когда они встают на учет в женскую консультацию.

– Судя по данным Роспотребнадзора, число ВИЧ-инфицированных на территории региона увеличилось, в том числе за счет приезжих. На постоянное место жительства в Пензенскую область с начала года приехало 17 человек с этим диагнозом. Еще два случая выявлено среди иностранных граждан. Все они проходят лечение на территории Пензенской области?

– Как и в любом другом «Центре СПИД», когда в поле зрения появляется такой человек, мы сразу задаем ему вопрос: откуда он и будет ли постоянно проживать на территории региона. Лекарства отпускаются на область по количеству зарегистрированных на ее территории ВИЧ-инфицированных. Понятно, что приходится считать средства, потому что деньги немалые. Поэтому мы всегда выясняем, стоит ли человек на учете и получает ли он терапию по месту своего предыдущего проживания.

– Сколько больных сегодня принимают терапию?

– Около 30% от общего числа тех, кому она показана. Другое дело, что далеко не все готовы ее получать. Если ты начал терапию, то должен продолжать ее до конца жизни. Многие же по разным соображениям этого не могут сделать. Чаще всего, опять же из-за того, что употребляют наркотики. Эти люди появляются у наших специалистов чаще всего, когда их иммунная система уже разрушена, а терапия в таких случаях бесполезна. Получается, вроде и препараты есть, но в процесс лечения многие не вовлечены. Естественно, из-за этого растут показатели смертности.

– И вы никак не можете повлиять на эту ситуацию?

– Заместительная терапия для наркоманов в России законодательно запрещена. Другого способа обеспечить приверженность ВИЧ-инфицированных наркозависимых к лечению нет. Как нет и альтернативы другому способу предотвращать распространение ВИЧ среди потребителей наркотиков – кроме предоставления им чистого инструментария и средств контрацепции.

– Это как раз та программа профилактики, которая свернута?

– Да, и, по сути, сейчас у нас нет рычагов воздействия на ситуацию среди уязвимых групп населения. Хотя, еще раз повторюсь, эти программы давали доказанный эффект не только в Пензе.

– Кто их финансировал?
– В основном иностранные фонды . Сейчас мне кажется, что их политика была специально выстроена таким образом, чтобы эти программы в России не прижились. Программы «Фонда Сороса», например, изначально были ориентированы больше на правозащитную деятельность – на защиту прав наркоманов, причем в самом нехорошем смысле – на право употреблять наркотики. Как только ты отказываешься от этой правозащитной деятельности, сразу перестаешь быть для них интересен. На примере фонда «АнтиСПИД» мы это увидели в полной мере.

– Принятие закона об «иностранных агентах» отразилось на вашем возглавляемом вами фонде?

– Когда закон вышел, мы собрались с учредителями, и я им сказал: «Извините, но теперь мы ни копейки из иностранных источников не получим принципиально». И сейчас, когда мы говорим, что нужно финансировать программы профилактики ВИЧ, чиновники вспоминают, чья это была изначально идея. Естественно, у них возникает защитная реакция.

– Вы правда собираетесь закрыть фонд, если не найдете средств?

– Да, мы так и сделаем. Мы второй раз подали заявку на субсидии социально ориентированным НКО, представили проект, который позволяет управлять профилактической работой в регионе. В очередной раз нам отказали. Какой смысл содержать организацию, платить налоги, если органы власти в этом не заинтересованы? Достаточно того, что с 1999г. мы привлекали на профилактику такие деньги, которые нельзя сравнить с размерами федеральных средств, выделяемых на эти цели региону из федерального бюджета.

Участие в освоении федеральных трансфертов практически невозможно – небольшая некоммерческая организация не найдет денег на обеспечение контракта. Если не хотите давать денег НКО, мы не настаиваем, но можно же поддержать государственную организацию [Областной клинический центр специализированных видов медицинской помощи – прим. ред.], найти какие-то механизмы, чтобы можно было продолжать работу.

– А какова сумма вопроса?

– Для Пензы – чуть меньше трех миллионов рублей в год. Но это совсем не те деньги, которые потребуются на лечение, когда произойдет катастрофическое ухудшение ситуации.

Читайте также:
Курс евро снова перешагнул отметку в 92 рубля
17:59
Столичные медики высоко оценили работу службы родовспоможения Пензенской области
17:45
Новости СМИ2

Эксклюзив

×
Телеканал Экспресс
Радио Экспресс