print_r(EVAL)
Class: None | Type: Unknow | Function: eval
File: /var/www/www-root/data/www/penza-press.ru/functions/func.common.php(147) : eval()'d code line 37
Array
(
    [temp] => +13
    [weatherType] => облачно с прояснениями
    [image] => https://yastatic.net/weather/i/icons/blueye/24/bkn_d.png
)
Погода
облачно с прояснениями
+13 оС
17:50
18.04.2021г.
Пензенские ветераны: Мы не хотим, чтобы в нашем госпитале пахло смертью

Пензенские ветераны: Мы не хотим, чтобы в нашем госпитале пахло смертью

В Пензенской области более 300 ветеранов, инвалидов войн и участников боевых действий подписали обращение к губернатору Ивану Белозерцеву. Их возмущает ситуация, сложившаяся вокруг госпиталя для ветеранов, который с лечения и реабилитации, по их словам, все больше переориентируется на облегчение мук смертельно больных.

«Обращаемся к Вам как к губернатору Пензенской области и как к полковнику вооруженных сил РФ, убедительно просим Вас обратить особое внимании на ГБУЗ «Пензенский областной госпиталь для ветеранов войн», чтобы можно было пролечиться в госпитале не один раз в шесть лет, а чаще. Из-за ухудшения здоровья ветераны просто могут не дожить до момента своей очереди на госпитализацию», – говорится в открытом письме, копия которого имеется в распоряжении редакции ИА «Пенза-Пресс». На момент выхода материала его подписало более 300 человек.

В числе других требований ветеранов – отмена административно-бюрократического порядка госпитализации и возвращение госпиталю его первоначального предназначения, которое, как они считают, постепенно утрачивается.

Областной госпиталь для ветеранов войн с 2009 года занимает здание в Арбеково, через дорогу от ЦНТИ. Стоимость проекта вместе с закупкой медоборудования составила порядка миллиарда рублей. Современный госпиталь стал одним из самых важных «новостроев» Пензы конца нулевых. Ежегодно в нем проходили реабилитацию и лечение 5000 ветеранов и участников боевых действий.

«В госпитале – другой подход, отличный от «гражданских» больниц, своя специфика, просто в силу того, что есть специфика у травм, которые получены на войне. К примеру, во время боевых действий на Северном Кавказе я получил множественные ранения – перебило кость на руке, она никак не хотела срастаться. Огнестрельные переломы происходят при высокой температуре, есть много других нюансов – и все это должен учитывать лечащий врач, психологи», – рассказывает председатель пензенской региональной общественной организации инвалидов войны в Афганистане Сергей Кудимов.



По его словам, все изменилось после того, как в госпитале открыли отделение паллиативной помощи, которое занимается тем, что облегчает страдания смертельно больных людей, причем не только тех, кто воевал за интересы страны и получил ранения.

«Если у нас есть свободные места, мы кладем не только ветеранов, но и других больных», – заявил в 2014 году начальник госпиталя для ветеранов войн Владимир Пузраков в интервью одному из пензенских телеканалов.

Первоначально, в апреле 2013 года, когда открылось паллиативное отделение, речь шла только о 20 койках, но со временем их число выросло в разы. Сейчас, по информации регионального минздрава, в госпитале, рассчитанном на 220 мест, действуют два отделения паллиативной медицинской помощи на 100 коек. За 11 месяцев через них прошло 1616 человек – третья часть всех пациентов, которых госпиталь принимает ежегодно. Из них ветеранов Великой Отечественной войны и приравненных к ним лиц – меньше половины, 685.

Сами ветераны объясняют такой интерес к развитию паллиативной медицины тем, что средства на уход за смертельно больными пациентами идут из бюджета, а не из Фонда медицинского страхования. Они утверждают, что ради развития нового направления в госпитале сократили ряд отделений: 1 января 2013 года ликвидировали урологию, в апреле – 20 коек хирургического профиля, а часть терапевтических коек перепрофилировали.

«В терапии спрашиваю: «А где такой-то врач?». Отвечают: «Уволился, уехал в Москву». «А медсестра?» – «На третьем этаже». «А другая медсестра?» – «На пятом» [на этих этажах находятся отделения паллиативной помощи – прим. авт.]», – рассказывает ветеран Афганистана, инвалид Николай Ковалев.

В минздраве региона ИА «Пенза-Пресс» пояснили, что в структуре госпиталя продолжает работать неврологическое (на 49 мест) и терапевтическое отделения (на 71 мест), а также дневной стационар неврологического профиля (20 мест). Остальные отделения были реорганизованы, потому что ими почти не пользовались.

«Реорганизация была обусловлена крайне низкой хирургической активностью отделений – менее 10-15%, вместо 70%, отсутствием системного потока пациентов на оперативное лечение, а также малым диапазоном хирургических вмешательств, проводимых в ГБУЗ «Пензенский областной госпиталь для ветеранов войн», – сообщается в официальном ответе минздрава на редакционный запрос за подписью врио заместителя министра Натальи Тюгаевой.

Такому объяснению ветераны не верят.

«Сейчас у каждого второго из наших, кто прошел Афганистан, – проблемы по урологической части, о чем они говорят», – возмущаются они.

По их словам, востребованность госпиталя должна быть колоссальной. По данным минтруда Пензенской области на 2014 год, право лечиться в медучреждении имели 152,5 тысячи человек. Среди них – не только участники и инвалиды Великой Отечественной войны и участники боевых действий в Афганистане и на Северном Кавказе, но и блокадники Ленинграда, узники концлагерей, репрессированные, ветераны труда. Эта цифра в 700 раз превышает количество койко-мест в госпитале.

«Участников боевых действий в Афганистане и Чечне – 11390 человек, плюс - 2419 инвалидов ВОВ. То есть одних ветеранов различных войн – 13809 человек, а госпиталь в год может пролечить всего 500. То есть даже если лечить только нас, каждый может попасть в госпиталь раз в три года, а в связи с появлением паллиативного отделения – один раз в шесть лет», – отмечается в обращении к губернатору.

В самом госпитале признают – срок ожидания госпитализации составляет месяц. Однако многие не дожидаются своей очереди – устраиваются в другие медучреждения или едут в соседние регионы.

«Ждать месяц – еще мягко сказано. Звоню в приемное отделение, мне говорят: «Николай Петрович, запишем вас только через полтора месяца». Прихожу в госпиталь, меня постовая медсестра спрашивает: «Вас в шумную палату поселить или одного?» У меня две операции на сердце, говорю: «Ну, тогда в однокомнатную». Провожает меня в палату – там стоит медицинский шкаф, кафельные плитки под потолок. «Вот здесь у вас кровать, Николай Петрович, вот холодильник. А туда не смотрите – там в коридоре гигиеническая комната для женщин». «Что же это за палата?» - «А это бывшая клизменная». Зато «мы увеличиваем койкоместа», – рассказывает ветеран Афганистана, инвалид Николай Ковалев.



Устав слышать от минздрава, что «требование заявителей об изменении порядка госпитализации не соответствует нормативным актам и не может быть удовлетворено», ветераны решили обратиться напрямую, к губернатору. Они уверены: он просто не в курсе их проблем.

«Безусловно, паллиативное отделение нужно. Но, наверное, не в структуре госпиталя. Или, может быть, оставить 30 коек для ветеранов и никого больше не брать со стороны […] Нам не хочется, чтобы в госпитале пахло смертью. Здесь все-таки нужно лечить ветеранов, реабилитировать их, а не создавать условия, чтобы они умирали», – говорит Сергей Кудимов.

В настоящее время сбор подписей под обращением к губернатору продолжается.

Источник фотографии: Фото Александра Полякова
Читайте также:
Художники будут создавать шедевры в парке «Легенда» без помощи красок и кистей
17:27
Мошенники выманили у пожилого пензенца 1,6 млн рублей
16:58
Новости СМИ2

Эксклюзив

×
Телеканал Экспресс
Радио Экспресс