Вам будет интересно
Наши новости

Елена Гаврилко: В России анимация нуждается в «реанимации»

24 октября 2016 4608 просмотров
, тяжело ли живется отечественным аниматорам и почему следует ввести во всех школах предмет «Анимация» — об этом и многом другом в преддверии праздника корреспонденту ИА «Пенза-Пресс» Анне Балашовой рассказала художник-аниматор, преподаватель Театрального художественно-технического колледжа (ТХТК) г. Москвы Елена Владимировна Гаврилко.

" data-title="Елена Гаврилко: В России анимация нуждается в «реанимации» — Пенза-пресс, рунет за день">

28 октября во всем мире отмечают День анимации. В каком состоянии находится российская мультипликация, тяжело ли живется отечественным аниматорам и почему следует ввести во всех школах предмет «Анимация» — об этом и многом другом в преддверии праздника корреспонденту ИА «Пенза-Пресс» Анне Балашовой рассказала художник-аниматор, преподаватель Театрального художественно-технического колледжа (ТХТК) г. Москвы Елена Владимировна Гаврилко.

— Елена Владимировна, вы более 30 лет сотрудничали с киностудией «Союзмультфильм» [с 1975 по 2006 гг. — прим. ред.], при вашем непосредственном участии было создано множество мультфильмов, которые все мы знаем и любим, — из альманаха «Веселая карусель» [№ 12, № 17, № 19 — прим. ред.], «Подружка», «Притча о мыши», «Кошка, которая гуляла сама по себе» и многие другие. Вы видели все, что происходило с российской мультипликацией в последние десятилетия. Что вы можете сказать о содержании современных российских мультфильмов? Какие перемены произошли с идейной точки зрения, как вы относитесь к этим переменам?

— Дело в том, что мы на 20 лет отдали анимационный рынок и своего зрителя на растерзание Западу. Какое здесь может быть развитие? Если в течение первых 10 лет из этих 20-ти государство вообще не вкладывалось в анимацию. Вот до перестройки мы были на одном из первых мест в мире по качеству анимации. Мы, конечно, почти не делали полнометражные мультфильмы, потому что у нас не налажено было производство полного метра, но на «Союзмультфильме» в плане содержания анимация полностью соответствовала высокому запросу государства и общества. Теперь зависит от рынка, а рынком можно манипулировать. Идеологическое содержание присутствовало до перестройки, 20 лет его не было, а сейчас его нужно возродить, на мой взгляд.

Кадр из выпуска № 12 альманаха «Веселая карусель», м/ф «Карандаш и ластик», реж. Елена Гаврилко, 1982 г.

— Говоря о возрождении идеологического содержания в современной отечественной мультипликации… На ум невольно приходит очень яркий и свежий пример того, как в российском анимационном фильме продвигается конкретная идея. Сейчас все активно обсуждают мультфильм «Дети против волшебников» (12+), его премьера состоялась 2 сентября в Москве. Он был, мягко говоря, не слишком тепло принят общественностью — раскритиковали и графику, и содержание, в обзорах звучали такие слова, как «антизападная пропаганда», «навязывание православной религии». А вы знакомы с данным продуктом отечественной анимации, что можете о нем сказать?

— Да, я видела эту поделку-недоделку, очень несовершенный анимационный «выкидыш». «Ребеночек» был задуман правильно, но что-то пошло не так — слабенькая студийная самодеятельность и полное отсутствие уровня мастерства во всем произведении удивляет не на шутку. Знаете, когда какая-то система сильно уклоняется в одну сторону, то потом, когда ее трогаешь, она разгибается и уклоняется в другую сторону. Мы на долгие годы отдали наших зрителей под воздействие чужой идеологии, и этот фильм — некая реакция на это.

Я считаю, что это — своего рода перегиб. Общество сейчас разделилось на сегменты: у нас, условно говоря, есть верующие люди, есть молодежь, воспитанная рынком, которая разделяет западные ценности, светский сегмент и т. д. Общество в этом смысле очень неоднородное. И обслуживание интересов этих сегментов будет давать такие столкновения, пока нет консолидирующего, управляемого государством процесса. Между этими сегментами происходят споры за взгляд на мир. Но, я считаю, это должно быть под контролем культурного сообщества, надо договориться об идеологии — и тогда уже предлагать продукцию только высокого качества, иначе можно «отравиться». Стратегия государственной культурной политики необходима, как воздух.

Кадр из м/ф «Дети против волшебников», реж. Николай Мазуров, 2016 г.

Анимация — это не вид кино, а отдельный вид современного искусства, в котором есть сегмент промышленности. А раз есть сегмент промышленности, то, значит, будут манипуляции, будет выпуск продукции ради наживы, чтобы потакать низменным интересам. Вообще деятелями культуры, в частности, аниматорами, нужно заниматься, как спортсменами. Этот вид деятельности — очень сложный и трудоемкий, и человек, который занимается анимацией, обычно в лепешку расшибается, пока достигает какого-то результата. Но у нас он сейчас выброшен на произвол судьбы, у него нет поддержки, защиты. Вот человеком, который посвящает свою жизнь спорту ради того, чтобы демонстрировать успех страны, занимаются, а деятелями искусства — нет, и так уже много лет. Анимация может продемонстрировать, явить миру нашу прекрасную Аниму — душу России.

— Почему же, на Ваш взгляд, в России к мультипликаторам относятся недостаточно серьезно?

— Это глобальная идеологическая ошибка. Вероятно, политики думают, что анимация — это занятие для инфантильных романтиков, что это развлечение, сублимация, самовыражение, вместо того, чтобы понять, что в любом виде искусства есть серьезные деятели, которые ясно осознают, насколько все это важно, что как будут воспитаны дети от 5 до 12 лет, такими будут и граждане. Если этому не уделять внимания, то будет то, что есть. Например, такие фильмы, как тот, о котором вы упоминали. Они возникают именно на волне противодействия — людей раздражает то, что происходит, они хватаются за что-то, но они не спецы, и у них получается черт знает что. Спецов надо вырастить. Я отложила свои творческие замыслы ради подготовки специалистов, занимаюсь этим уже 10 лет, участвовала в создании образовательного стандарта в области обучения профессии «аниматор» в системе СПО. На этой базе в дальнейшем планирую создать «Институт Академической Аниматографии», который хотела создать на киностудии «Союзмультфильм» в 90-е.

Кадр из м/ф «Подружка», реж. Елена Гаврилко, 1989 г.

— Насколько востребована профессия аниматора в России? Сложно ли добиться успеха на этом поприще и обеспечить себе достойный заработок?

— Поскольку мультипликация — одно из самых увлекательных занятий, которое можно молодежи предложить, естественно, спрос на это очень большой. Но это не оплачивается должным образом и люди потом не могут найти работу, пока отрасль недостаточно развита, а должна была бы уже… Это, кстати, тоже вопрос идеологии. Нужно понять, что окультуривать молодежь необходимо, и это — самый доступный способ. Я 20 лет уже твержу одно и то же: анимация — это не просто профессия, а средство развития, даже воспитания личности. Когда анимационная промышленность будет развита, то последует и соответствующий заработок.

— Видела ваше высказывание о том, что вы считаете необходимым ввести в школьную общеобразовательную программу предмет «Анимация». Почему? Что этот предмет может такого дать школьникам, что его необходимо изучать не профильно, а в общем порядке

— Обращаю внимание образовательного сообщества, что анимация — инструмент развития личности, не следует относиться к анимации только как к профессии. Считаю, что можно было бы ввести такой предмет в школах так же, как рисование, пение, а не на уровне кружка. Анимация — синтез искусств, и ребенок получает цельное воспитание. Он одновременно немного порисовал, повырезал, полепил, подобрал музыку, подумал, что он хочет сказать. И все это — в игровой форме, что может быть лучше? Это «реанимация души», если хотите.

Ребенок сейчас вынужден в готовом виде потреблять все то, что ему предлагает промышленность. У него в арсенале — готовые игрушки, не развивается воображение. Мне кажется, сила России, — в креативности народа. И чем скорее это будет понято, тем лучше. Сейчас есть все технические возможности для развития анимации — любой фотоаппарат имеет функцию съемки видео. Лавинообразный процесс неуправляемой, стихийной самодеятельной анимации уже запущен. Культурное профессиональное сообщество должно возглавлять такое движение, направлять процесс в нужное русло.

На мой взгляд, для этого нужно создать анимационный центр, я продвигаю идею о наставничестве. Я готовлю старших студентов нашего колледжа не просто быть аниматорами, а еще и подумать о том, чтобы получить педагогическое образование, хотя бы начальное, чтобы увлечь деток таким интересным, захватывающим делом, чтобы не только потреблять, а что-то создавать, отдавать людям, разговаривать с человеком посредством этого вида искусства, чтобы общество не атомизировалось.

Когда человек что-то создает, да еще в команде — это здорово. Большинство художников — интроверты. Да, если личность самодостаточная, то можно заниматься анимацией поодиночке. Но здесь речь идет о прививании идеи совместного взаимозависимого труда, когда не конкуренция сделает общество, а солидаризация, совместное воспроизводство чего-либо. Получив такой опыт, дети уже никогда его не забывают: это особая радость — сотрудничество, творческий союз.

\

Кадр из м/ф «Притча о мыши», реж. Елена Гаврилко, 1991 г.

— Есть ли у вас любимые отечественные мультфильмы? Если говорить о тех продуктах мультипликации, которые создавались в постсоветском пространстве вплоть до настоящего времени, то какие работы вы можете выделить как наиболее удачные?

— Вопрос очень сложный для меня, потому что я одновременно склонна прощать недостатки, но при этом лично мне нравится очень немногое. В каждом сегменте есть какие-то свои достижения, из постсоветского, что на ум быстро приходит, — я считаю, мультсериал «Маша и медведь» неплохо сделан. «Смешарики», «Три богатыря» — первые серии, «Князь Владимир», «Гора Самоцветов», «Ку! Кин-дза-дза».

— Ставите ли вы в пример своим студентам работы каких-то мультипликаторов? На какие мультфильмы, по вашему мнению, стоит ориентироваться молодым аниматорам?

— Моя человеческая позиция такая: пусть растут все цветы, а вот сорняки надо выпалывать. Я — за все самое лучшее и на полную катушку. Иногда что-то критикуют — предположим, «Богатырей» ["Три богатыря" - русская гепталогия полнометражных мультипликационных фильмов, повествующих о приключениях Алеши Поповича, Добрыни Никитича и Ильи Муромца, работа киностудии «Мельница» — прим. ред.], в чем-то заслуженно, иногда там провалы по сценарному плану, иногда движение ужасное.

Кадр из м/ф «Три Богатыря и Шамаханская Царица», реж. Сергей Глезин, 2010 г.

Но дело в том, что у нас сейчас очень мало хороших, качественных мультипликаторов. Как в медицине — все в упадке, при этом у нас есть отдельные прорывы, есть гении, таланты, у нас люди самоотверженные. Все проблемы — те же самые, что и в стране. Недостатки проистекают от обездоленности, отсутствия централизованного управления всеми этими процессами. Нужен системный подход.

А что касается образцов — я со всеми занимаюсь индивидуально, кому-то из студентов вообще исключительно жанр аниме нравится, выросли на манге. Если ребенок выращен на каком-то образце, то это уже въелось, и что-то изменить крайне тяжело. Прекрасным образцом стиля может послужить тот же Хайяо Миядзаки [японский режиссер-аниматор, наиболее известные работы «Унесенные призраками», «Ходячий замок» — прим. ред.] - я считаю это уровнем. Ну и какие-то европейские фильмы, авторская анимация.

Кадр из м/ф «Унесенные призраками», реж. Хаяо Миядзаки, 2001 г.

— Действительно, молодежь сейчас активно увлекается аниме. А есть в России аниматоры, которые профессионально работают в этом жанре?

— У нас очень много молодежи, которая занимается аниме. Это все навеяно чужой культурой и очень бурно развивается за неимением альтернатив. Необходимо окультуривать свою нишу, предложив свое «новое-хорошо забытое старое» — российскую школу анимации. Под опекой государства должны оказаться люди, которые на алтарь искусства анимации положили жизнь. Многие выброшены сейчас в пыльный угол. Анимация говорит на образном языке души-анимы. Теперь заниматься анимацией по-настоящему — это значит реанимировать душу, услышать ее голос.

— Если говорить о зарубежной анимации, то про какую страну вы могли бы сказать, что там развитию мультипликации уделяют достаточно внимания?

— В принципе, в некоторых странах государство озабочено тем, чтобы поддерживать национальную анимацию. Япония, Франция. В Канаде тоже. Во многих странах анимация введена в систему образования. Государственно мыслящие деятели культуры, политики понимают, насколько это серьезно. А мы все никак не совершим культурное открытие, что анимация — это особый вид искусства, возникший из синтеза всех искусств, а не вид кино, так как кино тоже входит в этот синтез.

Кадр из м/ф «Кошка, которая гуляла сама по себе», реж. Елена Гаврилко, 1988 г.

— Есть пессимистичное мнение, что время шедевров как в российском кинематографе в целом, так и в российской мультипликации осталось в далеком советском прошлом. Возможно ли в нашей стране возродить анимацию на прежнем уровне, чтобы она составила достойную конкуренцию западной? Какой видится вам российская анимация в ближайшие десятилетия?

— Я считаю, что мы поиграли в коммунизм, перестройку, капитализм — и хватит, пора делом заниматься. У нас очень много дыр, и теперь одновременно надо все восстанавливать. Если мы будем всем заниматься так, как космосом и ракетами занимаемся, то все будет хорошо. А еще мне кажется, что если сознательный слой мужского населения возьмется за дело, по-отцовски, чтобы было что детям оставить, то все наладится. Я знаю, какая наша национальная идея. Жить по совести, по правде, рассуждать по справедливости, поступать разумно, с сочувствием. Жить пора по радости, а не в печали, быть Человеком с большой буквы и с большой душой-анимой.

Досье ИА «Пенза-Пресс». Елена Владимировна Гаврилко родилась в 1957 году в Москве. Окончила общеобразовательную школу № 80. Училась на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Работала на киностудии «Союзмультфильм» с 1975 года декоратором, ассистентом художника и аниматором. В 1982 дебютировала как режиссер рисованных фильмов. Входила в состав правления студии «Союзмультфильм». С 2006 года преподает «режиссуру анимации» и «технологии и стили в анимации» в ГБПОУ г. Москвы «ТХТК».

Фотография: Фото помощницы Елены Гаврилко - Лидии Ивановой, Скриншоты: https://www.youtube.com/watch?v=422MuWNpfww https://www.youtube.com/watch?v=M0HEwEhpaZQ https://www.youtube.com/watch?v=5Kh_1k5BwZo https://www.youtube.com/watch?v=477cOEgkTMU https://www.youtube.com/watch?v=jEQvhO3QCDg#t=935 https://ok.ru/video/31681678000 https://www.youtube.com/watch?time_continue=456&v=1jjDl6m-qok

Главные новости Пензы на Яндекс.Новостях
Вступай в группу во ВКонтакте о Пензе
Картина дня в Telegram без спама и обсуждений
Подпишись на специальную рассылку новостей ИА «Пенза-Пресс»

Социальные комментарии Cackle