Вам будет интересно
Наши новости

Дневник Мясникова. Как в Пензе появились уникальные культурные объекты

11 февраля в 17:26 32582 просмотра
, которые стали достопримечательностями. О некоторых из них мы расскажем в нашем материале, основываясь на дневниковых записях политика.

" data-title="Дневник Мясникова. Как в Пензе появились уникальные культурные объекты — Пенза-пресс, рунет за день">

Второй секретарь пензенского обкома партии Георг Мясников внес огромный вклад в благоустройство и создание уникального облика Пензы. По его инициативе в городе создали многие культурные объекты, которые стали достопримечательностями. О некоторых из них мы расскажем в нашем материале, основываясь на дневниковых записях политика.

«Тамбовская застава»

Скриншот — www.youtube.com/watch?v=Vt0C16kLU5g

Между Пензенской и Тамбовской областями в 1782 году построили почтовую дорогу, которую назвали Тамбовский тракт. В том месте, где он начинался в Пензе, стояли два кирпичных обелиска, позолоченные ворота с резьбой. За долгие годы они утратили свой величественный вид, поэтому в 1972 году было решено провести реконструкцию исторического места.

Так выглядела Тамбовская застава в 1955 году.

Скриншот — URL: dl.liblermont.ru/DL/shishkin/starii_albom1.pdf (Пенза. Листая старый альбом…: фотографии 1940-х — 1960-х гг.: [фотоальбом] / авт.-сост. Игорь Шишкин. — Пенза; Москва: Новости, 2012).

«1972. 25 мая. В 16.00 — совещание. Приняли окончательное решение о реконструкции «Тамбовской заставы», замысел: столбы в кирпиче, гербы, дощечка [мемориальная доска], замуровать документы, будка, шлагбаум и фонарь. Вырвать еще один кусочек города у грязи, сохранив историю для потомства».

Рядом с новыми кирпичными обелисками установили небольшую сторожевую будку со старинным фонарем и шлагбаумом.

Модель башенных часов «Кукушка»

Скриншот — www.youtube.com/watch?v=GaqZfo8fjS8

На часовом заводе города Сердобска спроектировали первые настенные часы с боем и кукушкой, которые впоследствии украшали стены многих домов жителей Союза. Их массовое производство началось в 1955 году. Прототипом таких часов послужили швейцарские, однако специалисты из Пензенской области усовершенствовали конструкцию — создали новую систему рычагов из листовой стали, а не проволоки.

Башенные городские часы «Кукушка» стали своеобразным памятником полюбившемуся многим механизма. Детали для них изготавливали сразу на трех заводах: механизм — на Сердобском часовом заводе, хрустальные столбики — на Никольском стекольном, а восьмиметровую башню — на дизельном в Пензе.

Разговоры об установке в городе часов «Кукушка» начались в 1973 году. Как следует из дневника Георга Мясникова, первоначально сооружение хотели установить на Пушкинском бульваре, ныне это улица Пушкина.

«1973 год. 23 апреля. Поздно [вечером] нашли (с помощью Веры) вариант часов «Кукушка»: домик на сквере между деревьями.

17 июля. С Жуковым и Барышниковым [думали] над проектом часов «Кукушка». Жуков нашел вариант башни, стены которой будут сделаны из литой решетки, а на решетке — зверье.

1974 год. 22 мая. […]. В 10.00 собрался народ по часам «Кукушка». Уяснили кое-какие детали. Но есть одна, которую никто не решил: место, где привязывать часы. Архитекторы спорят, не будучи на месте. В 11.30 на Московской ул. отвергли предложение архитекторов. После поиска нашли хорошее место для часов. Положил сам кусок бетона.

6 сентября. Еще раз смотрели большим коллективом часы «Кукушка». В литье из алюминия вещь получилась и солидная, и привлекательная. Это — очередное чудо Пензы. Дал согласие в понедельник ставить ее на место.

14 октября. Заезжал дважды на Пионерский сквер, где начали устанавливать часы «Кукушка». Получается хорошо, но есть перекос.

15 октября. […]. Заехал на «Кукушку». Моя мечта создать городские оригинальные часы осуществляется. Ушло более пяти лет, однако разумная мысль при известном нажиме всегда пробьет себе дорогу. Часы есть, и получились хорошо. Алюминиевое литье, хрусталь, а завтра добавится и полированный мрамор, да еще выскакивающая каждый раз кукушка с наклонами и кукованием — все это дает основание считать, что часы будут одной из достопримечательностей города, его очередным «чудом»».

Памятник «Первопоселенец» в Пензе

В 1977 году скульптор из Ленинграда Валентин Козенюк показал Георгу Мясникову эскиз композиции, которая и стала прототипом памятника первопоселенцу. Установить его предполагалось на горе у «Засеки», об этом свидетельствует запись в дневнике от 11 октября 1978 года. Но после долгих размышлений выбрали другое место, где он стоит по сей день.

«1980 год. 21 февраля. Показал Ю. Акимову памятник Первопоселенцу и рассказал о замысле. Кажется, привлек его в союзники, а то он внутри сомневался. Прилетел из Ленинграда мастер по отливке фигуры из бронзы. Говорит, что на литье понадобится два-три месяца. Дело сложное, но отступать теперь некуда, не выбросишь же деньги зря.

27 февраля. Ходили по будущему скверу, где памятник Первопоселенцу Пензы. Старые сараи ломать, забор у дома почтмейстера сносить, сквер подсыпать».

Грандиозную скульптуру отливали на пензенском заводе «Тяжпромарматура». Утвержденная скульптура представляла собой коня, фигуру мужчины с копьем в руках — символ войны, рядом — соха, как символ мира, земледелия.

«1980 год. 23 апреля. Смотрел отливку фигуры «Первопоселенца». Сделано уже 20%. Льют ленинградец и наш Гущин Дм. Яковл. Он из Земетчино. Узнает секреты. Говорит, что все сделают. Скоро надо начинать сборку.

15 мая. […]. Около 9.00 заехал на Кировскую улицу. Посмотрели вместе с Балашовым и его проектировщиками площадку под памятник Первопоселенцу. Определились с подпорной стенкой, лестницей к церкви, где теперь архив, нарисовали систему дорожек. Отбросил вариант со сплошным покрытием из камня всей площадки. Надо сделать зелень и газоны».

Из дневника следует, что у Мясникова был страх, что инициатива установки такого памятника не останется безнаказанной политбюро. В те годы приветствовалось увековечивание ударников труда, солдат, партийных работников, а никак не подобный сюжет. Кроме того, в связи с масштабом работы требовалось много материала — 17 тонн бронзы. У Мясникова также вызывало опасение, что возникнут вопросы: откуда на это деньги.

«1980 год. 10 июля. […]. Беседовал с Козенюком, скульптором из Ленинграда. Верит, что «Первопоселенец» получится, но есть страх, что за него нас разделают. Что бы там ни было, а бронза встанет, и ее не снесешь. Хочется сделать этот древний уголок Пензы красивым.

25 августа. В 18.00 — на «Тяжпромарматуре» смотрели «Первопоселенца». После тонирования смотрится здорово! Поздравил Козенюка. Это будет событием для Пензы! Обалдеют. Жалко, что нельзя открыть торжественно.

8 сентября. Посмотрели вал, пушку с набатной башней, подошли к памятнику Первопоселенцу. Дал команду снять покрывало. Долго что-то дергали, потом открыли. Смотрится прекрасно. Это лучшее, что есть в Пензе. Интересен по композиции, несет извечную идею обороны и труда (копье и плуг), решен в спокойно-русском стиле».

Однако все опасения и страхи не оправдались, о памятнике вскоре написали газеты с объяснением его символики. «Первопоселенец» стал одним из основных символов Пензы.

Музей одной картины

Музей одной картины появился в Пензе также благодаря второму секретарю обкома партии Георгу Мясникову. Уникальный культурный объект располагается в бывшем доме почтмейстера около памятника «Первопоселенцу».

«1980 год. 23 ноября. […]. Мучаюсь над идеей открытия в Пензе «выставки одной картины». Можно сокращенно: «Пензенская ВОК». Замысел рисуется так: зал, стены которого обтянуты серым, нейтральным сукном. Ничего лишнего, отвлекающего. Передняя стена высвечена (хороший набор осветительных средств) и на ней в ярком свечении с выявлением всех деталей (должен быть постановщик света) одна картина. По центру зала 20−30 очень удобных, не прикасающихся друг к другу кресел, может быть, даже один ряд чуть выше другого. Начинается сеанс. Звучит магнитная запись. Идет рассказ о самом художнике, потом о содержании картины, ее композиционном построении, живописных достоинствах, наиболее интересных деталях, образах и т. д. Возможен и рассказ самого художника о его замысле, записанный на пленку. Потом тихая музыка, соответствующая настроению картины.

27 ноября. в доме почтмейстера. Посмотрел сам. Получается зал на 60 кв. м. [для Музея одной картины]. Вход из полуподвала. Были проектировщики. Договорились о деталях. Это самое разумное место и решение».

25 марта 1981 года Георг Мясников признался в своих записях, что идею музея считают гениальной.

«1981 год. 11 февраля. […]. Вызвал машину и поехал в обком. Не удержался, заскочил в Музей одной картины. Попал в момент исторический — при мне извлекли из ящика картину В. И. Сурикова «Взятие снежного городка». Конечно, никакая репродукция, никакой слайд не могут и близко передать красоту подлинника. Радость на душе. При мне поместили в раму. Впечатление огромное, идея, действительно, гениальной оказалась. 12 февраля — торжественное открытие».

Бюст героя Отечественной войны 1812 года, поэта Дениса Давыдова

Георг Мясников стал вдохновителем для установки в Пензе памятника Дениса Давыдова, причем он стал единственным монументом, который увековечил поэта и гусара не в военной, а в гражданской форме. Работал над бюстом пензенский скульптор Владимир Курдов.

«1983 год. 12 февраля. […]. Из дома заехал в мастерскую к Вл. Курдову. Он подготовил новый вариант бюста Дениса Давыдова. Как и советовали, снял генеральский мундир, сделал с хитринкой и лукавым лицом. Мне понравился. Сказал, чтобы работал дальше.

1984 год. 25 марта. […].На Кировскую. Угол Либерсона. Хороший скверик, много воздуха и зелени. Да и площадка как раз. Здесь и будем ставить! Нечего колебаться. Надо только благоустроить и заменить светильники. А в день 200-летия назвать сквером Дениса Давыдова. Посмотрели вместе с Курдовым отличного Дениса. Хорошо получился. Добились того, что искали. Не генерал, не гусар, а русский поэт. Таким его знала Пенза в закатной любви за пять лет до смерти».

В 1999 году землю, где стоял бюст, передали во владение монастыря, территорию огородили кирпичным забором. В связи с этим памятник перенесли на улицу Московскую, где он стоит по сей день.

Оборонительный вал на ул. Кирова

Земляной оборонительный вал защищал маленькую крепость Пензу в 17 веке. Он представлял собой стену из остро заточенных бревен, по углам — сторожевые и дозорные башни. Перед сооружением выкопали ров и заполнили его водой, из которой торчали острые колья.

В 1717 году произошел крупный набег — Кубанский погром, все крепости в округе были уничтожены, устояла лишь крепость Пензы.

В 1980 году на остатках земляного вала на улице Кирова соорудили мемориальный комплекс «Оборонительный вал Пензы XVII века». Композиция состоит из фрагмента крепостной стены с башней, рядом с которой установлена пушка.

Судя по записям из дневника, Георг Мясников вынашивал эту идею в течение нескольких лет.

«1970 год. 13 апреля. […]. Отрабатывал мысль о возведении деревянной крепостной стены на ул. Кирова, где сохранился старый вал. Сколько патриотов можно было бы воспитать на простых, близких и понятных, особенно молодежи, свидетелях прошлого.

1978 год. 30 июня. Надо делать «умный» сквер на площадке исторического вала, прилегающей к библиотеке. Может, стену и башню соорудить? Сказал Ю. Виноградову, чтобы поручил рисовать.

1980 год. 27 февраля. Смотрел вал. Он здорово осел и валом уже не смотрится. Оплывший бугор. Дал команду начинать вырубать американские клены; Балашову — думать об опорной стенке и придать стройность. Будем еще мудрить со стеной крепости. Есть у меня сомнения: может, надо начать, а потом будет все виднее и понятнее».

Монумент воинской и трудовой славы пензенцев

Монумент открыли 9 мая 1975 года к 30-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Как должна выглядеть композиция, обговаривали долгое время, в итоге пришли к окончательному решению: территория на холме в виде пятиконечной звезды, посередине — фигура Матери-Родины с ребенком на плече, рядом с ними стоит воин-защитник с винтовкой в руке. У подножия монумента — вечный огонь. В одном из ступенчатых спусков в стене хранится Памятная книга, в которой увековечены имена 100185 погибших пензенцев.

«1970 год. 29 марта. Талько из Ленинграда, архитектор, Смачный, Ерзунов и Щербаков. Рассказал о замысле павшим воинам пензенцам: склеп, списки, курган, скульптура, оформление. Место — развилка на ул. Луначарского. Талько повеселел. Он согласен с замыслом и местом. Все сразу стало проще и понятнее. Согласовали текст надписи на камне и договорились о предварительной планировке места закладки и открытия камня 9 мая этого года. Поехали на ул. Луначарского, облазили треугольник. Мешают деревянные халупы, но на первое время места вполне достаточно.

24 апреля. […]. Из Ленинграда привезли проект планировки сквера и рисунок камня на место памятника. Решен сквер интересно: в плане — звезда. Камень солидный, может 3−5 лет стоять как памятник.

5 июля. [В Ленинграде]. […]. В 11.00 поехали на Песочную набережную. Беседа с архитектором Г. Д. Ястребенецким по памятнику Победы в Пензе. Есть вариант, но пока сырой. Архитектурный задник с нависающими глыбами и фигура солдата с автоматом. Что-то есть и многого пока нет. Мои четыре требования предложения: срок выдержать до 1975 г., дальше нельзя; предусмотреть действия: замуровку списков павших (в памятнике должна быть частица души народа); освоить площадь: земля с кладбищ, из городов-героев; солдат должен символизировать Победу. Опасность массовки. Кажется, договорились. Надо посылать машину и везти макеты.

1974 год. 8 февраля. […]. Из дома уехал на проспект Победы. Ленинградцы выставили в фанерном варианте проект памятника павшим. Конечно, гениального нет, но памятник как памятник: женщина держит на плече ребенка, в руках которого ветвь, а ниже женщины, как бы заслоняя и оберегая ее, солдат с автоматом в руке. Композиция на трех уровнях (кто-то сказал: «цирковой номер»). Главное, что по размерам для этой площади фигура найдена.

1975 год. 30 апреля. Спорят о виде памятника — [но тут] много субъективного, привыкнем. Главное, он передает идею Победы в войне. Самое выразительное — жест руки солдата, закрывающего Родину. Хорошо, что Родина в образе женщины. Отлично, что на плече ребенок — символ будущего, ради которого сражались и гибли люди в войну. Замысел памятника перешагнул мысль только увековечить память павших. Он оказался шире и более емким».


Дом Мейерхольда

Театральный режиссер Всеволод Мейерхольд жил в Пензе до 1896 года. В день 110-летия со дня его рождения, в 1984 году, в их доме на улице Володарского открыли Музей театра. Внучка режиссера Мария Валентей передала в его фонды мемориальные вещи Мейерхольда и его семьи.

Как следует из дневников Георга Мясникова, в 1973 году планировалось установить мемориальную доску Мейерхольду на историческом здании. В то время там был жилой дом.

«1973 год. 31 декабря. По дороге осмотрел дом Мейерхольда. Вместительное помещение со старинной резьбой по фронтону и наличникам. Набилось сюда жильцов много. Из одного окна на фасаде сделали вход в квартиру. Забор скрывает масштабы дома, уходящего во двор. Трудно придумать, куда вывешивать мемориальную доску. Да и вообще, как подойти к этому дому? Поднимутся жильцы, потребуют ремонта».

В 1977 году было решено выселить жильцов из дома, так как его признали аварийным. Возник вопрос о сохранении исторического здания. Однако, что там будет располагаться, решили не сразу.

«1977 год. 16 февраля. […]. По ВЧ соединился с Беляевым, зам. зав. отделом культуры ЦК КПСС. Начинаю консультации по судьбе дома Мейерхольда. И музей создавать не следует, и ломать дом нельзя. Ухватят [эту тему] и понесут на весь мир. Не хочется давать пищу. Возможен компромисс: театральный музей г. Пензы.

21 февраля. […]. С зам. зав. ЦК З. П. Тумановой — о Мейерхольде. Выслушала, но рассматривать отказалась. Надо, чтобы решали и вносили предложения Министерство культуры РСФСР и Совмин (т. Кочемасов В. И.). В. М. Стриганов. Объяснил ему, что дом, в котором родился Мейерхольд, аварийный, жильцов выселяем, взяли на охрану. Музей [одного] Мейерхольда создать сложно и не нужно. Ломать дом нельзя — дадим пищу для крика. [Лучше всего] создать театральный музей с мемориальной комнатой. Стриганов согласен, но считает, что лучше — музей областного драматического театра.

1979 год. 13 ноября. Мейерхольд. Приехала внучка В. Э. Мейерхольда Мария Алексеевна Валентей. Долгая и интересная беседа с ней. […]. Условились, что она «на общественных началах» — полпред по сбору материалов для музея в Москве.

1981 год. 24 октября. Посвящать музей одному Мейерхольду нельзя. Впервые узнал, что он последний раз был в Пензе в 1904 г. Больше ни времени, ни желания у него не было.

25 мая. Беседа с московскими художниками по оформлению музея в доме Мейерхольда. Ничего подобного, аналогов в мире нет. Предупредил: это не музей Мейерхольда, но и не плюшкинское собрание вещей. Надо найти что-то уникальное, вкусное.

25 мая. […]. В 11.00 с участием Кугель (я верю в ее талант) обсуждали экспозицию музея в доме Мейерхольда. Начал с вопроса: как называть музей? Истории Пензенского театра… Посмотрели содержание. Действительно, история театра от скоморохов до наших дней. А как кино, певцы (Русланова), цирк, драматурги? Создали мутный зал «великих людей». Некрополь. Решили отказаться от этой схемы. Пойти по исторической хронологии и показать вклад пензенцев в развитие сценического искусства: «На подмостках сцены». Две цели: пензяк должен гордиться своими, а приезжий удивляться вкладу пензяков».

Здесь и далее Георг Мясников упоминает о Наталье Кугель, которая ныне является художественным руководителем центра театрального искусства «Дом Мейерхольда» в Пензе.

«1981 год. 19 июня. В 10.00 — в доме Мейерхольда. Московские художники и Наташа Кугель подготовили на бумаге и картоне принципы оформления первых залов музея. Задумки интересные, подход современный, а как расставить акценты по содержанию, надо смотреть. Разговор, прошедший недавно, оказался полезным и открыл простор для поисков. Хорошо, что отказываемся от обычной выставки и делаем попытку показать историческое движение культуры области с акцентом на наиболее яркие персоналии. Берем и театр, и музыку, и цирк, и кино, и эстраду. Даже Лентулов и Татлин ложатся [в экспозицию], не говоря о Пудовкине, Хохлове, Мозжухине и др. Русланова! Много забот создаст последний зал. Как показать современность? Постоянно утверждаюсь в мысли, что эпоха огромных музеев (Эрмитаж, Третьяковка, Исторический) заканчивается. Будущее за камерными, небольшими, уютными музеями, позволяющими посмотреть все за 40−60 мин. с обязательным присутствием мемориальности. Спорили. Рабочее название: «Музей истории культуры края», сокращенно «МИК»!»

В 1983 году Мясников, посмотрев эскизы дома Мейерхольда, отметил в своих записях, что удалось совместить прошлое и настоящее.

«1984 год. 10 января. […]. В 18.30 — в музее Мейерхольда. Выходим на финишную прямую. Как получится, пока не знаю. Или очень плохо, или здорово. Один из объектов, который я заранее рассчитать не могу. Название — Музей театра (потом — дом Мейерхольда). Больше [в экспозиции] давать своих, убрать иностранщину, [показывать] не только фотографии, но и предметы. Открытие 11-го февраля.

15 января. В газете «Советская Россия» сообщение, что в Ростове открыт «музей театра». Нас опередили. Придется искать свое название. Для престижности и оригинальности хорошо бы назвать «дом Мейерхольда», а малую сцену — гостиной в доме Мейерхольда. Но кто возьмет на себя такое решение? Надо с министерствами РСФСР и СССР посоветоваться.

26 февраля. […]. В 10.45 заехал Миша и отправились на открытие Музея театра в доме Мейерхольда».

Георг Васильевич Мясников родился в селе Коповка Пензенской губернии 20 марта 1926 года. С 1961-го по 1986 год он был вторым секретарем Пензенского обкома КПСС. В период с 1964—1965 годов — занимал должность секретаря обкома. За время его работы было создано много объектов культуры, спорта и мест отдыха.

Кроме вышеперечисленных, по инициативе и при участии Георга Мясникова появились также музеи народного творчества, нейрохирурга Николая Бурденко, русского историка Василия Ключевского, писателя Александра Куприна в Наровчате, советского писателя Александра Малышкина в Мокшане, литературный музей, музей-читальня Ильи Ульянова. Кроме того, В Пензе и области поставили десятки памятников, стел, скульптурных композиций, которые прославляли выдающихся земляков.

«Душа моя спокойна. Я много сделал, чтобы возвеличить Пензенский край, создать чувство уважения к нему во всей стране. Потеряв власть, я потеряю возможность преумножать. Но думаю, что и сделанного хватит для того, чтобы потомки добрым словом когда-нибудь и где-нибудь вспомнили меня, а больше человеку, пожалуй, и не надо. Лишь бы не бесцельно прошли годы, отведенные тебе судьбой», — написал Георг Мясников в дневнике 20 октября 1986 года.

Информация взята из издания: Страницы из дневника (1964−1992) / Георг Мясников; под ред. М. Г. Мясникова, М. С. Полубоярова. (12+).

Фотография: Надежды Саченковой, скриншоты - http://www.pnzreg.ru/news/society/4222/, https://www.youtube.com/watch?v=Vt0C16kLU5g, (Пенза. Листая старый альбом...: фотографии 1940-х - 1960-х гг.: [фотоальбом] / авт.-сост. Игорь Шишкин. — Пенза; Москва: Новости, 2012), https://www.youtube.com/watch?v=GaqZfo8fjS8

Социальные комментарии Cackle