Вам будет интересно
Наши новости

А. Данилов: В России пока не может быть единого учебника по истории

23 апреля 2016 3946 просмотров
, профессора, который известен многим как автор школьных учебников по истории России. Редактор ИА «Пенза-Пресс» Александр Поляков расспросил Александра Данилова, почему в России не может быть единого учебника истории и есть ли темы, на которые нельзя дискутировать в школе.

" data-title="А. Данилов: В России пока не может быть единого учебника по истории — Пенза-пресс, рунет за день">

В рамках конференции в Институте регионального развития Пензенской области прошел семинар Александра Данилова — доктора исторических наук, профессора, который известен многим как автор школьных учебников по истории России. Редактор ИА «Пенза-Пресс» Александр Поляков расспросил Александра Данилова, почему в России не может быть единого учебника истории и есть ли темы, на которые нельзя дискутировать в школе.

— 5−6 апреля в Москве проходил III Всероссийский съезд учителей истории и обществознания, который, в том числе, показал, что педагоги находятся в некоем замешательстве по поводу перехода на новую, линейную структуру преподавания истории, предполагающую однократное изучение курсов. В 2013 году утвержден историко-культурный стандарт [содержит перечень обязательных для изучения тем, понятий, событий отечественной истории, а также их оценки — прим. ред.], в 2015 году Минобрауки РФ одобрило три линейки новых учебников, которые где-то уже внедрены. Но что касается конкретных сроков перехода, об этом как будто никто не знает. Когда же у нас в школах будут учить историю по-новому?

— Министерство образования и науки не ставит сроков, это нигде не оговаривается. По мере готовности регионы могут переходить на изучение истории по новым учебникам. Особенно это касается тех регионов, где подошел срок обновлять книжные фонды в школах. Обновление может идти теперь только путем закупок новых учебников. Соответственно, подошел срок износа для учебников 10 класса — школы закупают новые и начинают внедрять их уже сейчас, потому что другого варианта нет. Здесь гибкая система на местах, и никто не ограничивает возможности образовательных учреждений.

В большинстве случаев, где есть такая возможность, переход начинается с 6 класса, и это наиболее разумный и безболезненный вариант. Но если нам будут даны новые вводные — а есть планы ввести обязательную итоговую аттестацию и даже обязательный ЕГЭ по истории — то потребуется более быстрый переход, и тогда все начнет асинхронно развиваться, как это было в свое время при переходе на концентрическую систему обучения истории.

На съезде обсуждался и другой серьезный, на мой взгляд, вопрос. Он касается итоговой аттестации выпускников 9 класса, которые уходят в систему среднего профессионального образования (СПО). Каким должен быть для них экзамен, если ХХ век будет изучаться в 10 классе?

— И содержание этого экзамена неизвестно.

— Да, получается, что 9 класс по новой системе обучения истории завершается кануном Первой Мировой войны. Сдавать XIX век всегда сложнее, чем двадцатый, нужны более глубокие, специальные знания, этим людям не нужные, потому что они идут получать специальность. И на апрельской съезде, по крайней мере на секциях, было внесено такое предложение — чтобы Министерство образования и науки РФ дало конкретное распоряжение, как и что школьники должны сдавать по истории по окончании 9 класса.

— Тогда получается, что подростки, покидая школу, вообще ничего не будут знать о советской истории и новейшей истории России. Вы не видите в этом опасность?

— Они будут изучать [историю ХХ века] в системе СПО. Но тут есть другая проблема — в системе СПО действуют федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС) по каждой специальности. На практике это означает, что для каждой локальной аудитории — а это иногда 700 человек во всей стране — нет единства требований по содержанию курса истории. Одного учебника на всех быть не может, адаптировать их под каждую специальность никто не станет — это большие капиталовложения. Поэтому здесь пока только один выход — использовать обычные школьные учебники, выбирая из них те темы, которые нужны специалисту в будущем.



— На своем семинаре вы говорите о «трудных вопросах истории», а это, судя по списку, весь XIX и ХХ век. Они, в том числе, обсуждались и на съезде учителей. Я знаю, что вы не сторонник единого учебника по истории, но все же, как вы считаете, существует ли у преподавателей истории некий запрос на консенсус по поводу того, как освещать те или иные трудные темы?

— Знаете, я не то, чтобы противник единого учебника. Может быть, когда-то он и будет, но в плюралистическом обществе не может быть одной книги по истории и по обществознанию.

Что касается разных трактовок и оценок — в учебниках они даются. Раньше это было только в учебниках старшей школы, потому что предполагалось, что первичное знание люди получили в основной школе. Сейчас, в связи с переходом на линейное обучение, ситуация иная. Хотя, казалось бы, как это возможно — если человек еще не знает ничего, какие тут дискуссии, он же к ним не готов. Поэтому возникает необходимость дать школьникам разницу историографических подходов и оценок. И давать ее, скорее всего, нужно тем, кто будет готовиться к ЕГЭ по истории, то есть это 11 класс.

Что касается трудных вопросов истории, то это, в первую очередь, проблема интерпретации материала, историографии, которая должна даваться, в первую очередь, учителю. Поэтому сейчас в Академии наук подготовлены учебные пособия для учителей. Они размещены на сайте ассоциации преподавателей истории и обществознания.

— Есть ли на уроках истории в школе какие-то пределы дискуссионности, темы, по которым не может быть двух точек зрения?

— По тематике таких ограничений нет. Любой вопрос, который вызывает в аудитории сомнение или какие-то проблемы, должен быть раскрыт. Другое дело, в какой степени к этому будет готов учитель. Ученик может оказаться готов, потому что ему всегда альтернативная точка зрения будет интереснее. Но предметом дискуссий могут быть только дискуссии в исторической науке, а не то, что древнеегипетская цивилизация — инопланетная. В науке нет такой дискуссии. Все изучение материала на уроке должно быть отражением исторической науки, а не выдумок и фантазий.

Трудные вопросы — это не только XIX и ХХ век. Это и образование государства Русь, и дискуссии о реформах Ивана Грозного и опричнине. Это и проблема ордынского господства, тем более что терминология изменилась. Я имею в виду отказ от «татаро-монгольского ига». Не потому что ига не было — уходит этническая подоплека вопроса, делается акцент на политической истории. Тем более, Золотая Орда была многонациональным государством.

— В истории России ХХ века по ряду проблем существует не одна-две, а множество точек зрения. Как в таком случае быть преподавателю?

— По ХХ веку есть дискуссионные темы, но другое дело, что они, на мой взгляд, не очень хорошо представлены в историко-культурном стандарте. Потому что, если вы посмотрите на формулировки тех или иных сюжетов, тем, а иногда даже терминологию, то она закавычена, то есть содержит не научные, а некие публицистические оценки, которые в журнале «Огонек» печатали в конце 80-х годов. Но сейчас, во-первых, не 80-е, а во-вторых, наука уже дала ответы на какие-то вопросы.

Если говорить о ХХ веке, то уже лет 20 существует единство исторической науки по вопросу о том, что великая российская революция, как теперь ее историко-культурный стандарт называет, это был процесс, который охватывает не только февраль и октябрь 1917 года, а весь 1917 год и период гражданской войны, которая за этим последовала. Академик Павел Васильевич Волобуев, который руководил советом по истории революции в России, вообще считал, что надо вести отсчет с начала Первой Мировой войны, потому что это период общенационального кризиса, и революция — лишь его часть.

Здесь разные точки зрения есть. Учителю, наверное, все нюансы знать не надо, а ученику — тем более. Но по основным темам — оценке Великой Отечественной войне и роли нашей страны в Победе, советско-германским отношениям накануне войны, послевоенному развитию СССР, истокам и причинам распада СССР — по всем этим сюжетам, по которым существуют разные точки зрения, преподавание в школе должно быть основано не на чьем-то частном мнении, а на аргументах, фактах и, прежде всего, исторических источниках.

Фотография: Предоставлено пресс-службой Института регионального развития Пензенской области

Социальные комментарии Cackle

Новости Mediametrics